ГОЛОСОВАНИЕ

Лучший игрок московского "Динамо" в матче "Динамо" - "Ахмат"
 

Динамо Москва футбольный клуб последние новости

АНДРЕЙ КОБЕЛЕВ: "СКАЗАЛ КОКОРИНУ, КОГДА ОН ПЕРЕХОДИЛ В "ЗЕНИТ": "САША, ЕЗЖАЙ ЗА ГРАНИЦУ"

03.09.2017.

Источник: Спорт-Экспресс

 

Матч сборной России с "Динамо" дал повод поговорить о бело-голубых. Обозреватель "СЭ" побеседовал с экс-главным тренером команды Андреем Кобелевым и гендиректором клуба в бронзовом сезоне-2008 Дмитрием Ивановым.

С двумя главными творцами последних на сегодня медалей "Динамо" в премьер-лиге мы встретились в Лужниках, в ресторанчике на набережной Москвы-реки. Андрей Кобелев, который после вылета бело-голубых из премьер-лиги пока без работы, хромал: два месяца назад он, играя в футбол, сломал лодыжку. Дмитрий Иванов, заметно поседевший со времен своего успешного гендиректорства, ныне работает в антидопинговой комиссии под руководством Виталия Смирнова. Но, будучи болельщиком "Динамо" с детства, по-прежнему переживает за клуб, с которым формально не связан с 2010 года.


"НАДО ДАТЬ КАЛИТВИНЦЕВУ ПОРАБОТАТЬ"


– Есть известная формула – "очищение первым дивизионом". "Спартак" в 79-м и ЦСКА в 91-м стали чемпионами СССР на второй год после возвращения. В "Динамо" что-то изменилось не по фамилиям, а по сути?


Кобелев: – Утверждение, что каждый клуб должен проходить очищение первым дивизионом, кажется мне спорным. Вопрос глубже. При любых действиях клуба должна быть понятна конечная цель. Руководители должны следовать задачам, которые клуб ставит перед собой минимум на пять лет, и в соответствии с ними комплектовать команду.

Если у вас нет таких денег, как у "Зенита", на мой взгляд, единственный путь создания боеспособной команды – через поступательный рост молодежи. Конечно, поначалу теряется результат, и руководство должно этого ожидать, знать и с этим смириться. Зато со временем можно получить очень хорошую команду без вливания денег. Многие из тех игроков, которые были у нас в конце 2000-х – Смолов, Кокорин, Дмитрий Комбаров, Гранат, – до сих пор в сборной. А в "Динамо" их давно нет.

В позапрошлом сезоне мы вылетели, но у меня постоянно играли 4-5 молодых футболистов. Зобнин, Ташаев, Катрич, Морозов, Живоглядов. На их базе можно было на многое рассчитывать. А сейчас на поле выходит либо Катрич, либо Ташаев. А Зобнина с Живоглядовым и вовсе в команде нет. Нынешнее "Динамо" укомплектовано игроками, которые поварились в других клубах и достигли своего потолка. Поэтому ждать чего-то интересного от бело-голубых сейчас, полагаю, не стоит.


– Каков сегодня "потолок" бело-голубых, и как вы относитесь к работе Юрия Калитвинцева?


– Как тренер не могу публично обсуждать коллегу. Команда же, на мой взгляд, по возможностям средняя. Она спокойно может закончить сезон в десятке. Мне кажется, что сейчас "Динамо" необходимо в первую очередь спокойствие. Даже если команда играет не так, как хотелось бы, надо дать тренеру поработать.

Другое дело, что слишком большая текучка игроков. Под премьер-лигу купили массу футболистов, но у большинства перспектив немного. Хочется видеть более понятные принципы их подбора. Нужен твердый костяк, чтобы футболисты покупались не на год. И чтобы побольше было своих ребят, которые хотят играть именно в "Динамо".


Иванов: – Исходя из сегодняшних возможностей клуба, считаю, что и фигура Калитвинцева, и игра, и результат адекватны тем возможностям, которые сегодня у "Динамо" есть. Больших подвигов не жду. Задача – остаться в премьер-лиге без больших проблем.

Ровно такая же стояла перед нами в 2007 году. Акционеры сказали: "Сделайте так, чтобы мы не нервничали в конце сезона". Мы стали шестыми. После ухода группы легионеров и урегулирования с ними судебных споров команда была стабильна в течение трех лет. С одним бюджетом, с понятными взаимоотношениями и рейтингом зарплат.

Все футболисты в раздевалке рассказывают, у кого какая зарплата. У нас все было выстроено так, что ни у кого возникало вопросов, почему такой-то столько-то получает. Управлять командой было несложно, и за два года удалось добраться до медалей. Хотелось бы, чтобы и сейчас, также при скромных возможностях, получилось что-то подобное.

И еще одна важная вещь. Исходя из нынешнего финансового и структурного состояния "Динамо", его ждет поиск нового инвестора, а значит, и акционера. Сейчас ЦС "Динамо" остался с клубом один на один, но в одиночку он тянуть клуб не может. На мой взгляд, "Динамо" может найти серьезного инвестора. Но, к сожалению, многие наши клубы подают себя не как привлекательную стратегию, а как проблему, не предлагают путей, как развиваться. Действуют по принципу: "Дайте денег, а мы разберемся". Сегодняшний мир так не работает. Проблема никому не нужна.


– Одна из этих проблем – стадион, который не будет принадлежать клубу. Не может там быть каких-то чудес вроде того, что "Динамо" не сможет там играть?


– Такого просто не должно быть! Иначе зачем все это было затеяно?

На "Динамо" даже в хорошее время очень повлиял переезд в Химки. Другого выхода не было, но этот переезд сломал возможность нарастить болельщицкую среду. Альтернативой было только "Торпедо", но этот стадион, которым владел Михаил Прохоров, находился в непонятном статусе. А "Арена Химки" дала очень хорошие условия, тем более близко от базы. Но, конечно, никто не думал, что это на 10 лет. Ожидали, на два-три года.


– "Торпедо", когда команда на год вернулась в РФПЛ, не дали играть на Восточной улице.


Кобелев: – Нехорошая параллель. Не хотелось бы, чтобы она сбылась. В Петровском парке болельщиков прибавится, конечно.


– Когда вы вылетали, фактор аудитории повлиял? Народу на "Динамо" ходило мало, а агрессии было много.


– В основном нас все-таки поддерживали. Понятно – когда команда вылетает, есть болельщики, которые негодуют, и это нормально. Но не сказал бы, что большинство было против команды. И когда меня уволили, не мог перед ними не извиниться. "Динамо" – вся моя жизнь.

В конце концов, отток болельщиков у "Динамо" начался не вчера. Сколько лет команда ничего не выигрывала! И десятилетие у нее не было дома. Сейчас в принципе идет отток людей со стадионов – в бары, домой к телевизору, в комфорт. С женой, детьми на наши стадионы часто нельзя прийти!


Иванов: – Для меня потрясением стал поход на матч за третье место Кубка конфедераций. Минуте на 30-й почувствовал себя на "Открытие Арене" как-то необычно. И тут понял, что все болельщики – "кузьмичи", как на Западе. Ни одного слова матом. Никакой агрессии. Атмосфера – фантастическая. Совершенно нероссийский футбольный мир. Но таким он и должен быть в России! Если после ЧМ-2018 вся эта история будет подхвачена и перенесена в РФПЛ, то мы получим другую публику и другой футбол.


– А потом – назад в реальность. В Химках на матче 1-го тура "Динамо" – "Спартак" динамовский фанат едва не побил Зобнина.


– По мнению этой категории людей, из "Динамо" в "Спартак" переходить нельзя. Вообще. Хотя мы все прекрасно понимаем, что предъявлять претензии Зобнину – глупость полная. Он воспитанник академии Коноплева, уроженец Иркутска. Да еще и не ушел свободным агентом, а принес в кассу клуба три миллиона евро. После вылета.


"РОМАНЦЕВ СКАЗАЛ О ТИАГУ СИЛВЕ: "ОДИН БРИЛЛИАНТ НАМ ВСЕ-ТАКИ ПРИВЕЗЛИ"


– Кстати, насчет свободных агентов. Видел поразительные цифры. Общее сальдо трансферов "Динамо" за 10 лет перед вылетом – минус 129 миллионов евро. За эту же декаду приобретено 87 игроков на общую сумму 251 миллион. И 59 футболистов ушли из команды свободными агентами. Книгу "Как убивали "Динамо" я писать не планирую, но спрашиваю вас: как убивали "Динамо"? И кто?


Иванов: – Цифры, конечно, кошмарные. 59 свободных агентов – это явный показатель очень низкого качества работы менеджмента. Но дело в том, что клубом, тем более "Динамо", управляет не один человек. На мой взгляд, сложности клуба были связаны с тем, что в течение многих лет там не было последовательной политики.

Менялись акционеры, люди, принимавшие стратегические решения, – и на каждом изломе в корне менялась концепция управления командой и ее развитием. 4-5 смен направлений за десять лет как раз и привели к тому, что команда растеряла всех своих лучших воспитанников и других сильных игроков. "Динамо" бросало от безденежья к излишкам и обратно, и это повторялось не раз. И это серьезно вымотало клуб.


Кобелев: – Да, частая смена направлений развития клуба дала такие результаты. Мое личное убеждение – все клубы должны быть частными. Об этом почему-то все боятся говорить, думают, что все загнется. Но это не так. Пусть все команды, кроме двух-трех, будут беднее, чем сейчас, но тратят свое, заработанное! И футбол в стране тогда будет гораздо чище и прозрачнее. Не могут футбольные команды существовать за счет бюджетов.


– Интересно, что при таких цифрах при вас в период с 2007-го по середину 2010 года сальдо по трансферам было +21 миллион. И была бронза.


Иванов: – Мы были вынуждены зарабатывать на трансферах. Клуб должен "питаться" от внешних источников – телевидения, рекламы, мерчандайзинга, продажи билетов и абонементов. Мы же жили на те деньги, на которые продавали футболистов.

Невозможно было не продать в "Зенит" Данни. Когда мы пришли в команду, Данни несколько раз повышали контракт, а со сменой зарплаты меняли и выкупную стоимость. Она всегда была фиксированной – начиналась с 8 миллионов евро и закончилась теми 30, за которые его и приобрел "Зенит". С какого-то момента Данни не хотел играть в "Динамо", и даже попытки поднять ему зарплату уже ни к чему не приводили.

Предложение "Зенита" по зарплате было несоизмеримо с нашим, хотя у нас он был самым дорогим футболистом. Все, что нам оставалось, – сформулировать условия перехода так, чтобы деньги "Зенит" перевел единовременно. Это и было сделано, после чего мы на эти 30 миллионов жили весь следующий год. Та же история – только с 6 миллионами – произошла и с Семшовым через полгода. Потратить эти 36 миллионов на доукомплектование перед Лигой чемпионов мы не могли, поскольку на эти деньги клубу нужно было жить. Только ими он и мог оперировать.


Кобелев: – Для футболистов деньги далеко не всегда играют решающую роль. Данни поехал в Питер, увидев, что мы не собираемся усиливаться, что на это нет денег. Он поехал туда забивать победный гол в Суперкубке Европы в ворота "МЮ". У нас бы у него такой возможности никогда не было.


– А Тиагу Силву после туберкулеза нереально было сохранить в "Динамо"? Алексей Федорычев утверждает, что он этого хотел, но Кобелев, мол, сказал: "Как заразного вернуть, что коллектив подумает?"


Кобелев: – Когда он заболел, я еще был вторым тренером и ничего не определял. Потом его отпустили, а когда заговорили о возможности его возвращения, то я был первым, кто хотел этого. Проявил-то бразилец себя в "Динамо" сразу. Помню первый сбор в Турции при Олеге Романцеве, когда приехала первая когорта португальцев и бразильцев. Тиагу Силву поставили на двусторонку в паре с Кутарбой, по краям – Фрешо и Жорже Рибейру. Те трое с первых минут вперед зачем-то побежали, и раз за разом Тиагу Силва с опорным, находившимся на просмотре, вдвоем против троих-четверых оставались. Он всех догнал, все отобрал. После первого тайма Иваныч сказал: "Андрюх, по-моему, из всего этого один бриллиант нам все-таки привезли". Даже Данни тогда много передерживал мяч, был еще необработанным алмазом.

А потом Тиагу перестал выдерживать нагрузки и начал кашлять. Спустя время Романцев видит – с человеком что-то не то. Отправили на обследование – и пришли в ужас. Вся команда боялась, что заразилась, всех "просветили".


Иванов: – Потом были судебные разбирательства, кому принадлежит его трансфер. Нам удалось в суде добиться компенсации, но возможности вернуть Тиагу Силву не было никакой. Да и у него самого после такой болезни желания не было.


– А о чем Владимир Проничев мог в позапрошлом году консультироваться с Жозе Моуринью?


– Это знает только Владимир Егорович. Я же встречался в Москве с Моуринью, когда он еще только планировал принять "Интер". Португалец приезжал на прощальный матч Дмитрия Аленичева, и в один день у него не было вечерней программы. Позвонил Жорже Мендеш: "Там Моуринью скучает, мог бы с ним время провести?" Поужинали, он говорил: "У меня впереди обязательно Италия, затем Испания. А потом подумаю про Россию". Запомнилось, что клуб, про который он меня попросил рассказать поподробнее, – "Рубин".


"ЗОБНИН ДО ПРОДАЖИ ИЗ "ДИНАМО" ИГРАЛ НА "ДЕТСКОМ" КОНТРАКТЕ"


– Когда Гранат уходил из "Динамо", многим казалось, что он закончился. Тем более что он и в "Спартаке-2" вскоре оказался. А теперь – Лига чемпионов и сборная.


Кобелев: – Гранат – человек с характером. И он, и Комбаровы еще в 2007-м очень хотели играть в футбол, чего не скажешь о многих молодых игроках. Он был в аренде в "Сибири", слева играл Точилин, я стал его потихоньку подпускать. На сборах он подошел: "Понимаю, что вы не видите меня в основном составе. Отпустите в Новосибирск, там буду играть". Я ответил: "А что дальше? На новый уровень там не выйдешь. Докажи, что я должен ставить именно тебя". И за счет упорного труда он сделал это.

У него много хороших футбольных качеств – цепок в отборе, вверху силен, начало атаки сумасшедшее. Да, у него нет стартовой скорости, тяжело играть с фланга. Но Курбан Бердыев нашел Гранату место в схеме с тремя центральными защитниками, и он создан для этой игры. Бердыев видит футболистов – и не просто так взял Граната в свою команду уже второй раз. Вообще, терять таких игроков, тем более свободными агентами, – непозволительная роскошь для любого клуба премьер-лиги. Тем более когда нет возможностей брать кого-то со стороны, как у "Динамо".


Иванов: – Вообще, тенденция последнего десятилетия: "Динамо" без сожаления расстается со своими молодыми игроками. В свое время из команды ушли Комбаровы, Смолов, Гранат, Кокорин, Юсупов. Теперь – Зобнин, Живоглядов. Их не смогли или не захотели удержать. А если объединить всех названных в одну команду, они составили бы основу "Динамо" на много лет и выглядели бы в премьер-лиге очень убедительно.


– А как за Зобнина могли прописать лишь три миллиона евро отступных в контракте, чем и воспользовался "Спартак"?


– Рома пришел в команду в 19 лет и вплоть до продажи играл в "Динамо" на "детском" контракте, его зарплата была по меркам РФПЛ очень невысокой.


– Знаю – 250 тысяч рублей. Он сам мне это говорил в интервью "СЭ".


– Да. И, соответственно, очень невысокие отступные. Плохо то, что никто в "Динамо" не позаботился о том, чтобы удержать футболиста, несмотря на эти отступные. С этими тремя миллионами клуб упустил нынешнего игрока сборной, к которому очень тепло относится Станислав Черчесов, а "Спартак", укрепившись им, стал чемпионом. С другой стороны, три миллиона – это были хорошие деньги для вылетевшего из премьер-лиги клуба. Тем более что "входная" стоимость за Зобнина по сравнению с этим была смешной и составляла сотни тысяч рублей.

Я имел прямое отношение к его переходу из академии Коноплева в "Динамо". Решение Рома принимал очень тяжело: были опасения перед новым городом, новыми условиями жизни и отношениями. Пришлось много общаться и с ним самим, и с его мамой. После первой тренировки с дублем "Динамо", где его, просто чтобы освоиться, поставили центральным защитником, в панике звонил и просил забрать оттуда... А потом, очень неуверенно чувствуя себя поначалу в Москве, проделал фантастическую работу. Молодец, немногим такое доступно.


– Андрей Николаевич, а вы видели в нем потенциал игрока, который может через год стать основным в сборной? И знали его контрактную ситуацию?


Кобелев: – Конечно, видел. Когда я пришел, Зобнин уже подпускался в основной состав. А в связи с тем, что уже по ходу сезона ушло больше 15 человек, Роман стал основным игроком. Было заметно, что у него огромные возможности для роста и желание расти. Весь тренерский штаб быстро понял, что сегодня-завтра он станет ведущим игроком "Динамо", а затем и сборной. И Зобнин это доказал.

И его контрактная ситуация была мне известна. Я был первым, кто доложил руководству о необходимости переподписания Зобнина. Но тренер может только высказать свои пожелания, а контракты подписывают руководители.


– В ваш второй приход в "Динамо", по вашим словам, "была разработана шкала выплат, позволявшая молодым игрокам прогрессировать". Можете поподробнее?


Кобелев: – Суммы фиксированных зарплат были незначительными. Но каждый игрок при определенном количестве матчей получал вознаграждение, а по итогам двух сезонов – улучшенный контракт. На мой взгляд, в работе с молодыми игроками акцент нужно делать на системе бонусов. И за игры, и за достижения команды, и за индивидуальные показатели. Тогда будет рычаг управления молодыми футболистами, которого сейчас нет.


– Зарплаты им автоматически поднимает лимит на легионеров, согласны?


– Считаю, что лимит – медвежья услуга нашим футболистам. В сегодняшнем виде он губит российский футбол и игроков. Нужно сделать, к примеру, восемь иностранцев в заявке на сезон. И если пять из них будут сидеть на скамейке, можно будет спросить с руководителей клубов: зачем вы их покупали? А если они будут лучше русских – пусть играют все. Тогда ты априори не купишь в клуб плохого легионера.


Иванов: – Не соглашусь. Думаю, лимит позволяет ставить блок перед средними футболистами с Балкан и Южной Америки, которые поедут сюда в региональные бюджетные клубы огромным потоком, если его не будет. У таких команд не контролируется, как они тратят средства. Если убрать лимит, никакого развития российских игроков точно не будет. А то, что они немножко наглеют, мы должны перетерпеть. И подождать повышения конкуренции среди них.


"СКАЗАЛ КОКОРИНУ, КОГДА ОН ПЕРЕХОДИЛ В "ЗЕНИТ": "САША, ЕЗЖАЙ ЗА ГРАНИЦУ"


– Дмитрий Александрович, вы ведь были агентом Кокорина?


Иванов: – Так неправильно говорить – просто помогал ему советами на определенных этапах. Началось с того, что еще в 16 лет он пришел к нам с Андреем, мы договаривались о его переходе из "Локомотива", и у нас сложились доверительные отношения.

Саша начал играть за взрослую команду в 16, и это произошло не из-за лимита. А из-за того, что он серьезно прогрессировал, а стратегия Кобелева – доверять молодым. Комбаровы, Шунин, Смолов, Гранат были не намного старше. Мы часто вспоминаем, как Кокорин в первом же матче забил "Сатурну" через 10 минут после появления на поле, потом – победный мяч "Локомотиву"; как именно его гол в Глазго помог нам в квалификации обыграть "Селтик" – 1:0, но дома мы проиграли – 0:2...


– Деньги Кокорина сильно изменили?


– Большие деньги изменят любого. Буквально перед тем, как перейти в "Анжи", он подписал новый, третий контракт с "Динамо". Только в тот момент такие деньги у него появились. Затем – и в Махачкале, и вновь в "Динамо" – он получал уже почти то же самое, так что финансовая подоплека при смене команд не была основной.

Главным в тех изменениях, которые с ним произошли, считаю, было не из-за денег, а из-за того, что он не уехал за границу. Состоятельность ведущих российских клубов не позволила ему подумать об этом. Общаюсь с футболистами и знаю, что в вопросе, уезжать или оставаться, для них самое важное – страх перед выходом из зоны комфорта. Здесь родной язык, родители, квартира, машина, проверенные рестораны. Далеко не везде за границей будет так же интересно.

Вот вы были в Дортмунде? Западный город, а интересно ли там 25-летнему человеку? Жить – нет, играть – да. И уехать потом за 105 миллионов. Сейчас Федя Смолов повзрослел и хочет играть в Европе, потому что 27 – не 20. В 27 ты понимаешь, что нужны новые вызовы, новое признание. А спросите, как он чувствовал себя в Голландии. Каждый день думал, как вернуться в Москву. Потому что было скучно, а футбол еще не был на первом плане.

Предполагаю, что если бы Кокорин уехал, то на сегодня мог бы добиться большего. Хотя внятного предложения от серьезного европейского клуба он не получал. Несколько агентов и функционеров приезжали на него посмотреть – но не более того. Возможно, потому, что его международные матчи – как за сборную, так и за "Динамо" – не стали откровением. Но сложное время он пережил – и сейчас оправдывает ожидания.


– Вы предостерегали его – не демонстрируй свою гламурную жизнь напоказ?


– Конечно. Вели долгие беседы и с ним, и со Смоловым. Когда оба совсем юными начинали в "Динамо", было много разных историй. Мы о них знали и вели "терапевтические" беседы с разной степенью жесткости.

Знаю не одно поколение футболистов – так тот же Кокорин не попадет даже в сотню "залетных" спортсменов, с которыми я лично знаком. Ни по каким критериям. Тем не менее, он умудряется найти себе приключения из-за фотографий и видео в соцсетях. Технологии XXI века его не раз подводили. На самом-то деле Саша – не скандальный человек. Не женится и не разводится с топ-моделями, ни с кем не судится, ничем не злоупотребляет. У него нет в футбольном мире открытых недоброжелателей.

Но таковы реалии современного мира, что простейшие фото с дорогими машинами или еще чем-то в соцсетях в ненужный момент могут спровоцировать скандал. Кокорин умудряется влипать в истории, хотя откровенных глупостей в жизни он не делает.


– А как же Twiga в Монте-Карло с Мамаевым? Понятно, что вы за это шампанское не платили, но через несколько дней после провала на Euro не светитесь на публике вообще!


– Тут согласен. Думаю, теперь он это прекрасно понимает и сожалеет. Мы в тот момент с ним связывались. Обстоятельства сложились так, что нужно было просто перетерпеть. И он сделал это – и нашел себя в очень непростой ситуации. Помните, как Капелло рекламировал Кокорина в интервью на всю Европу? Уверяю, что то же самое скоро будет делать и Манчини. А дальше уже все решат международные матчи.


– Андрей Николаевич, а вы как относитесь к Кокорину?


Кобелев: – В 2013 году в Кремлевском дворце отмечалось 90-летие общества "Динамо". И перед началом у входа мы столкнулись с Сашей и его родителями. Так они подошли и извинились передо мной за то, что якобы из-за него меня уволили из "Динамо" в 2010 году! Тогда в нескольких матчах Саша не использовал хорошие моменты и думал, что меня выгнали из-за того, что мы тогда недосчитались очков.

Конечно, услышать такие слова мне было приятно. И о человеческих качествах Кокорина они кое-что говорят. Но понятно, что неудачи одного футболиста не могут решить судьбу тренера. У любого форварда порой мяч в ворота не идет. Намного приятнее мне сейчас видеть, что Саша взялся за ум и стал реализовывать тот потенциал, который у него был всегда.


Иванов: – Дело было, конечно, не в Кокорине. Когда нас в 2010 году увольняли, в клуб приходил новый акционер – ВТБ. И конкурировали две концепции развития. Наша с Андреем резко отличалась от той, что представил Константин Сарсания. Мы предлагали двигаться поступательно, ориентируясь на своих воспитанников, покупая игроков точечно и не вкладывая больших средств. Понятно, что при таком развитии мы гарантировать чемпионство не могли и не брались за такую задачу, хоть нас и поддавливали. Команда Сарсании предложила такое развитие, какое вы сегодня видите в "Зените". Поэтому пошли яркие покупки – Воронин, Кураньи. Эта концепция показалась акционерам интереснее. Вот сначала и убрали меня, а через пять игр – Кобелева.


– Молодой Кокорин и тот, которого вы увидели во второй заход в "Динамо", – разные люди? – вновь вопрос Кобелеву.


– Сказал бы – с разным отношением к футболу. Может, это было связано с переходами, может, с тем, что его постоянно клевала пресса, и ему было тяжело. Но в какой-то момент стало видно, что Саша не дышит футболом так, как хотелось бы.


– А что с ним в "Зените", по-вашему, сейчас произошло?


– Крайний нападающий – не его позиция. Всегда был убежден, что Кокорин должен играть либо центрфорварда, либо в оттяжке, но точно не на фланге, где его КПД резко снижается. Все качества у него заточены под игру в штрафной и во вратарской – и скорость, и умение бороться вверху, и отличное голевое чутье, и удар с двух ног, и разворотливость. И Манчини просто поставил его на ту позицию, где он играет с детства. Плюс хорошие партнеры, которые снабжают мячами. Вот и стал забивать.

Еще на Кокорина положительно повлияла резко возросшая в "Зените" конкуренция. Она позволяет ему перейти на тот уровень, на который он должен был выйти еще минимум три года назад в "Динамо". Мне кажется, с Ворониным у Кокорина могла быть классная связка.


– Кокорин мог уйти в "Арсенал"?


– Мог. Если бы предложение от лондонского клуба последовало раньше – и не в аренду. Контракт с Кокориным в конце сезона-2015/16 заканчивался, переподписать его мы не могли, а могли только его продать. "Арсенал" предлагал только годовую аренду, после которой мы бы его просто бесплатно потеряли. Ситуация была как со Смоловым чуть раньше: у Феди заканчивался контракт, его отдали в годовую аренду "Уралу", после чего он как свободный агент перешел в "Краснодар". У меня в голове это не укладывается. Мы с Кокориным так поступить не могли абсолютно точно. Хотя я первый говорил ему, когда он переходил в "Зенит": "Саша, езжай за границу".


– Как он реагировал?


– Выслушал. И принял свое решение.


"ВЗЯТЬ КЕРЖАКОВА НЕ ДАЛ "ЗЕНИТ", А КИРИЛЛА КОМБАРОВА – ДИНАМОВСКОЕ РУКОВОДСТВО"


– Зобнин говорил мне: "Стало ясно, что дела плохи, когда зимой продали в "Зенит" Жиркова и Кокорина. Мы поняли, что будем бороться за выживание, ведь никто нас не усилил". Вы могли ту продажу заблокировать?


Кобелев: – Наверное, можно было оставить их до конца сезона. Но тот же Кокорин огромного желания играть за "Динамо" не показывал. Как человека заставить, если он не хочет? Было понятно, что из "Динамо" он все равно уйдет – не зимой, так летом. И с точки зрения финансов, полученных за него клубом, это было выгодно.

Другой вопрос, что это надо было делать раньше – момент был неподходящий. И после ухода Жиркова и Кокорина необходимо было усилить "Динамо" хорошими игроками, что нам не удалось. Мало кто пойдет в команду, которая на глазах распадается.


– Когда вы летом пришли в "Динамо", вам сразу сказали, что на Кокорина и Жиркова больше чем на полгода можно не рассчитывать?


– Никто этого не говорил, но все и так было понятно. Переподписать футболистов, у которых контракты заканчивались через год, с их зарплатами "Динамо" в том состоянии было нереально. Или взять Вальбуэна. Хотел я его отпускать? Конечно, нет. С уходом Матье у нас пропала острота, исполнение "стандартов", с которых в современном футболе забивается больше 50 процентов голов. Но он пришел и сказал: "Играть в "Динамо" не буду". Потому что, как и другие, видел: поменялась концепция.

А не ушли либо молодые, либо те, кто никому не был нужен. Плюс Самба, у которого случилась травма шейного позвонка, и он выбыл на 7-8 месяцев. Он с огромной зарплатой оставался на балансе клуба, при этом мы не могли никого купить из-за ограничений, связанных с финансовым фэйр-плей. Нам никого нельзя было покупать. Брали игроков либо бесплатно, как Драгуна, либо за копейки, как Хольмена и Бечирая.


– Зато Погребняка взяли с большой зарплатой, которая потом висела на клубе в ФНЛ.


– Павла мы брали потому, что понимали: Кокорин мог уйти еще летом, и тогда "Динамо" осталось бы вообще без нападающих. Поэтому пришлось быстро подписывать Погребняка. Не знаю, почему он и не играет, и не уходит. Но глубоко убежден, что Павел не хуже Луценко и других игроков, которые выступают сейчас за "Динамо" и были куплены за немалые деньги. Меня никто в этом не переубедит.


– Вы же до Погребняка хотели Кержакова купить?


– Да. Связался с Сашей, с которым у нас доверительные отношения еще с давних зенитовских времен, когда я был капитаном команды, а он начинал карьеру. Он сказал: "К вам с удовольствием поеду". Но "Зенит" не отпустил. Хотел взять из "Спартака" в аренду Кирилла Комбарова. Но некоторые представители динамовского управления не дали этого сделать. Хотя он был очень нужен, чтобы внести мужское начало в команду.

К сожалению, я оказался недостаточно настойчив. В "Динамо" позапрошлого сезона не было таких людей, как в 2007-2008 годах тот же Хохлов, который "держал" раздевалку и внес огромный вклад в создание бронзовой команды, за что ему огромное спасибо.


– Если бы вы в 2010 году остались в "Динамо", Комбаровы по сей день были бы там?


– Мы бы вряд ли их продали. Говорю как тренер, исходя из спортивной составляющей. Но финансовая тоже важна, и тут определяет клуб.


– Почему Дмитрий Комбаров – чемпион России и игрок сборной, а Кирилл выступает в тульском "Арсенале"? У вас же они были на равных.


– Дима начал играть немножко пораньше. Мне кажется, из-за своей левой ноги – у нас мало левоногих футболистов. Еще при Юрии Семине эта позиция освободилась, и Дмитрий воспользовался шансом. Но, считаю, Кирилл может играть на таком же уровне, как брат, что он и делал в "Динамо". Когда мы сформировали тройку центральных полузащитников из игроков творческого, созидательного склада – Хохлов – Семшов – Данни, Комбаровы очень помогали при оборонительных действиях.

В 2010 году после покупки в полузащиту Самедова и Чеснаускиса я перевел их на фланги обороны, и они очень качественно делали свою работу. Всегда предпочитаю, чтобы мои команды играли "первым номером", в давление, мобильные крайние защитники для этого необходимы. Перевод Комбаровых на края защиты был хорошей идеей, и жизнь доказала это.


"МУТКО ПОПРОСИЛ В ИНТЕРЕСАХ СБОРНОЙ ВЕРНУТЬ ДЕНИСОВА"


– Вы говорили: "Конечно, были ошибки. Важно их признать и проанализировать". Будь у вас выбор – вообще не пришли бы в "Динамо" во второй раз?


– Пришел бы. А насчет ошибок – всего сказать не могу, но в какие-то моменты нужно было быть решительнее. Кого-то раньше отчислить, на чьем-то приобретении (того же К. Комбарова) жестче настоять. В выборе футболистов на игры тоже были просчеты. Зимой в команде очень испортился микроклимат, у футболистов были неважные отношения между собой. И тут я не принял необходимых мер.

Легче всего указать на кого-то пальцем: "Этот виноват, не я". Но не может быть такого, чтобы команда вылетела, а тренер в белом фраке. Если в коллективе сплоченности нет – моя вина в этом тоже есть. Меня много уговаривали и отговаривали по кадровым вопросам. Я слишком много слушал, и это оказало негативное влияние на атмосферу в команде.


– Например?


– Володя Габулов обиделся на непродление контракта, хотя я был первым, кто уговаривал руководителей подписать новое соглашение на два года. Но он не договорился с ними о зарплате, в итоге обида перешла на меня. Или Игорь Денисов. Я вернул его в "Динамо" вопреки футбольным принципам, в ущерб результату, команде и себе. А произошло это благодаря одному руководителю, который попросил это сделать в интересах сборной.

Нет, никаких конфликтов с Денисовым у нас не было. Но, с моей точки зрения, для той нашей команды он был лишним. Я ему это сказал, когда мы абсолютно тихо и спокойно поговорили: "Игорь, ты перерос эту команду. Ты должен играть в более сильном коллективе, где тебе будет комфортно. А у нас сейчас немножко другая ситуация. Мы должны сейчас вгрызаться и держаться вместе".

Это было в конце первой части чемпионата, когда я на три игры его отстранил. Никто не верит, что у нас не было конфликта. Но это так! Я просто дал ему три месяца, чтобы найти себе команду, в которой ему удобно будет играть.


– А то, что неудобно, было видно по его отношению к делу?


– По многим факторам. В том числе финансовому. Тренер должен контролировать ситуацию в команде, психологическую в том числе. Но получилось так, что зимой новый клуб себе Игорь не нашел, и его пришлось вернуть.


– Вас удивляет, что Денисов в "Локомотиве" без проблем адаптировался?


– Нет. Он хороший игрок, и Юрий Палыч нашел ему место в сбалансированной команде. В коллективе должна быть химия. Один игрок может ее разрушить. Не говорю, что Игорь – разрушитель. Но было видно, что ему некомфортно, и я посчитал, что ему нужно найти себе другую команду. Но уходить он никуда не хотел – только в "Зенит". Но тогдашний тренер "Зенита" (Андре Виллаш-Боаш. – Прим. И. Р.) не хотел его там видеть.


– Сейчас не стали бы возвращать его даже при таком звонке?


– Нет.


– Назовете фамилию звонившего?


– Не буду. Пусть люди догадаются с трех раз.


– И все же – скажете, кто?


– Понятно, что это был Виталий Леонтьевич. Но ни "Динамо", ни сборной это на пользу не пошло.


"УВЕРЕН: ЕСЛИ БЫ МЕНЯ ЗА ТРИ ТУРА НЕ УВОЛИЛИ – "ДИНАМО" БЫ НЕ ВЫЛЕТЕЛО"


– Момент вашего второго прихода в "Динамо" выглядел странновато. Сначала – спортивным директором, потом – главным тренером. Со стороны эта комбинация виделась как приход на живое место, которое занимал Станислав Черчесов.


Кобелев: – С моей стороны все было абсолютно четко и понятно. Приходил в родной клуб только спортивным директором, ни о каком тренерстве в тот момент не думал. У Черчесова оставался год контракта, никто не говорил мне, что его собираются разрывать.

Команда была в Монако, выиграла у хозяев товарищеский матч. По возвращении состоялся совет директоров в новом составе. Вызвали меня и Черчесова, заслушали обоих. Потом мы вышли, совет продолжился. По его итогам приняли решение расстаться с Черчесовым и назначить меня. Для меня это тоже стало неожиданностью. Не знаю, с чем это было связано. Может, со сменой акционеров – Борис Ротенберг уходил, ВТБ пришел.


– Была мысль отказаться?


– Нет. Хотя прекрасно знал, что от прежней команды ничего не останется. Знал и то, что не я футболистов набирал, готовил к сезону, до которого оставалась неделя. Но отказываться мне было просто нельзя.


– С Черчесовым у вас есть какие-то отношения?


– Мы и раньше нечасто общались, и сейчас.


– Насколько вы осознавали масштаб проблем?


– Прекрасно понимал, что новых контрактов с высокооплачиваемыми футболистами не подпишем. Поэтому старались отбить хоть какие-то деньги и продать тех, кого возможно, чтобы они не ушли свободными агентами.


– Вы сказали: "Из-за вылета "Динамо" не успокоюсь до конца жизни". Потому до сих пор и не работаете?


– Вы же понимаете: "Выигрывает команда, проигрывает тренер". Конечно, чувствую, что где-то недоработал. Но в то же время глубоко убежден, что если бы остался на эти три тура – мы бы не вылетели. Последняя моя игра со "Спартаком" была довольно качественной, хоть и проиграли – 0:3. А то, что потом...

Нет пилюли, которая излечила бы от этого. Никто не скажет, надо сразу работать или нет. Просто на сегодня нет такого предложения, которое зажгло бы меня своими целями. Не хочется оказаться в ситуации, когда тебе ставят невыполнимую задачу, а потом сваливают вину на тренера.


– Как вас увольняли?


– Через день после игры со "Спартаком" меня вызвал в офис гендиректор клуба Сергей Сысоев. И сообщил. Я не понял и спросил, с чем это связано – за три тура до конца. Одно дело, когда в схожей ситуации в 2004 году пришел Романцев, мы трижды сыграли вничью и остались в премьер-лиге. В команду пришла глыба, и ребята сразу поверили ему. Ясно было, что этот тренер продолжит работать с командой в будущем. Здесь же Сысоев ответил только то, что руководство приняло такое решение.


– Назначение Сергея Чикишева стало для вас шоком?


– Что значит – шок? Это тоже товарищ по тренерскому цеху. Очень хороший методист, отлично работает с молодежью. Но в РФПЛ, за три тура, когда надо спасаться... Для меня шоком был состав в тех матчах. Соломатин, который три года не играл, перенес пять или шесть операций, выходит в решающей игре. Для меня загадка, что хотели этим увольнением и назначением показать.


– Ходили слухи, что Дмитрий Хохлов мог возглавить команду.


– Если бы пришел Хохлов с дальнейшей работой в "Динамо" вне зависимости от результата сезона – было бы понятно. Но вышло иначе.


– Компенсацию за два неотработанных года из трехлетнего контракта вам заплатили?


– Нет. Все было в соответствии с Трудовым кодексом.


– Когда-то вас называли одним из самых перспективных тренеров страны, тот же Мутко прочил вас в будущие тренеры сборной. Но после бронзы-2008 успехов больше не было. Что произошло?


– Сам пытаюсь в этом разобраться. Выходит так, что не получается идти в благополучные места. В "Крылья" поехал, когда команда шла на последнем месте – и мы остались в премьер-лиге, что было намного тяжелее, чем в "Динамо". Куда я тоже пошел не в том состоянии команды, когда каждый согласился бы ее принять.

Почему-то выполнение конкретной задачи – даже остаться в РФПЛ – прельщает меня больше, чем болтаться в середине таблицы. Плюс к тому очень люблю работать с молодыми, способствовать их росту. А с высокими результатами это редко совместимо.


– Молодежь – ваш конек.


– Не хотел бы, чтобы он был только в этом. Но мне, как тому же Манчини, по десять человек никогда не покупали. Хоть была бы возможность не продавать, как Вальбуэна, Жиркова и Кокорина, – тогда и результат был другой. И молодежь рядом с такими людьми по-другому бы росла. Как у нас в 2007-08-м те же Комбаровы и Гранат, глядя на то, как видит поле и отдает передачи Хохлов, как двигается с мячом Данни, как выбирает позицию в штрафной и постоянно забивает Семшов.


– В какой-то момент о вас начали ходить невероятные слухи. Что вы терпеть не можете легионеров, что штрафуете игроков за присутствие белого цвета в одежде.


(Смеется.) – Чушь! Спросите тех же Данни, Дерлея, Фернандеса, Танасьевича, с которыми у меня вообще проблем не было. Или прошу придерживаться единой экипировки – а из мухи лепят слона. Разве что, когда мода на красные бутсы пошла, болельщики "Динамо" попросили, чтобы их не было. Я это передал. Кто-то даже в черные перекрашивал.


– 48 лет – возраст расцвета для тренера. Долго ли готовы ждать предложений?


– Они есть, рассматриваю. Критерий один – интерес к работе. Вот разговаривали с Аленичевым. Он поехал в "Енисей", поставлена задача – вывести команду в премьер-лигу. Интересно? Да. Тренер – не шахтер, у которых сложнейшая работа, но не творческая. А наша – должна захватывать. Нельзя идти в клуб, потому что "не могу без работы". Надо видеть цель, а не просто получать зарплату.


– Верите, что у вас будет третий шанс поработать с "Динамо"? И сделать это, как в первый раз, а не во второй?


– Почему нет? Надежда умирает последней.


– Но вы хотели бы этого?


– Я и в прошлый раз уходить не хотел...

Текст: Игорь Рабинер

clenbuterol

 

Турнирная таблица

КОМАНДА И О
 1. Локомотив1736
2. Зенит17 33
3. ЦСКА 1729
4. Спартак17 28
5. Краснодар1727
6. Уфа 17 24
7. Урал 17 24
8.Арсенал 17 24
9. Ахмат 17 22
10. Рубин 1720
11. Ростов 17 19
12. Амкар 1718
13.Тосно 17 17
14. ДИНАМО 17 16
15. Анжи 17 16
16. СКА-Хабаровск 17 12

 Развернуть
  • Show list

Архив

БОМБАРДИРЫ ДИНАМО

ИгрокЧК
    К. Панченко 4
    А. Зотов 2
    А. Ташаев 2
    Вандерсон 1
    Ф. Бечирай 1


Дисквалификация

ИгрокМатчиТурнир







Угроза пропуска

ИгрокТур.карт.
    А. Соснин ЧР 3