Динамо Москва футбольный клуб последние новости

«Когда толпа рванула на поле, я в яму прыгнул. Реально страшно было!»

24.05.2017.

Источник: Чемпионат

 

45 лет назад советский клуб впервые сыграл в финале еврокубка. Приключения «Динамо» в Барселоне вспоминает его участник Анатолий Байдачный.

 

 

— После жеребьёвки полуфинала радовались, что с «Баварией» разминулись?


— Берлинское «Динамо» тоже было в порядке. С немцами всегда играть проблематично, хоть с западными, хоть с восточными. Эйфории точно не испытывали.


— Игры получились упорными.


— Из первого полуфинала запомнился курьёз Кожемякина. Ведём 1:0, немцы подают угловой, нарушение правил, свисток. Толя схватил мяч руками – хотел быстро начать атаку. А оказалось, свистнул не судья, а болельщик с трибуны! Арбитр и поставил мяч на одиннадцатиметровую отметку. 1:1 закончили.


— Досталось Кожемякину в раздевалке?


— Ни слова упрёка – ни от игроков, ни от Константина Ивановича! Он же не преднамеренно это сделал. Всякое в жизни бывает. «Будем умнее, — философски заметил Бесков. – Надо играть до конца». Приятное воспоминание – гол Гены Еврюжихина – с моей передачи.


— Почему «ответку» во Львове играли?


— Поле там в наилучшем состоянии находилось. Мы жили в одной стране – не было таких конфликтных ситуаций, как сейчас. Львовяне здорово поддержали «Динамо».


— Перед серией пенальти не терзались сомнениями – идти, не идти?


— В 19 лет в полуфинале бить пенальти, конечно, волнительно. Были ребята опытные, постарше. Но когда Константин Иваныч назвал пятёрку бьющих, вопроса, бить или не бить, даже не мелькнуло. Приятно было, что тренер доверился самому молодому игроку команды, хотя и ответственность была сумасшедшая. Нас сразу бросали в бой – проверяли «на вшивость», на что ты готов.


— Для отдельно взятого «Динамо» и всего советского футбола выход в финал Кубка кубков был грандиозным событием.


— Грандиозным-то грандиозным, но не забывайте, что такое был советский футбол. Возьмём 1956 год – победа на Олимпиаде. 1958, 1962, 1970 годы – четвертьфиналы чемпионата мира, 1966-й – четвёртое место. 1960-й – чемпионы Европы, 1964, 1972 годы – вице-чемпионы. И все эти вторые места воспринимались негативно – за них ругали, наказывали. Любое серебро расценивалось как поражение! В финале Кубка кубков от нас тоже ждали победы.


— Между Испанией и СССР были натянутые отношения.


— Бросьте! «Динамо» каждый год приглашали на предсезонные турниры в Испанию. В 1970-м, помню, «Барселону» на её поле разбили – 5:0, ещё три гола судья не засчитал. 100 тысяч человек на «Камп Ноу» белыми платками махали…


— Я имею в виду отношения на высшем уровне. Советский Союз с франкистской Испанией считались идеологическими врагами.


— А народ, люди принимали как родных! Особенно в Басконии, куда после Великой Отечественной вернулось много «испанских детей», вывезенных в Союз в конце 1930-х. После матчей они подходили, мы тепло общались. Я вам больше скажу: когда «Динамо» играло с «Глазго Рейнджерс», испанцы болели за нас. Мы это чувствовали.


— Что-то в Барселоне удивило?


— Антураж в целом был незабываемым: внимание прессы, телевидения, величественный стадион, шикарное поле – всё в новинку. А потом эти забеги болельщиков – в Союзе мы такого не видели…


— Соперника по газетным вырезкам изучали?


— А как иначе? Примерно представляли себе, как играют шотландцы – у них восемь или девять человек в сборную входило, — но видеть не видели. В те годы шотландский футбол был на высоте – «Селтик» Кубок чемпионов выигрывал, «Рейнджерс» старались не отставать, «Баварию» в полуфинале 2:0 обыграли…


— По воспоминаниям Олега Долматова, они с соседом Никулиным накануне финала долго не могли уснуть – втихаря курили, обсуждали игру.


— А мы с Кожемякиным нормально спали (усмехается). Мандраж всегда присутствует – даже на первенстве двора. Боязни – не было.


— В чаше «Камп Ноу» голова не закружилась?


— Да нет, я уже выходил на большие стадионы – и за сборную, и за «Динамо». Там был момент в начале матча. Обыграл защитника, выскочил к штанге и выкатил мяч Якубику. Перед ним один вратарь – только попади! А он промахнулся – мяч по «щеке» скользнул и ушёл мимо. По сей день над ним подшучиваем: «Забей ты тогда – не то что финал, жизнь по-другому сложилась бы!».


— На что Бесков обращал внимание?


— Считаю, мы были немножко перенастроенными. Реноме шотландских клубов подспудно давило на Константина Ивановича.


— В чём это проявлялось?


— Игрокам соперника зачастую приписывались излишние возможности. Из-за этого Бесков начал комбинировать состав. Старшие ребята трижды просили его ничего не менять – оставить всё как было. У нас перед финалом несчастье произошло – в сборной травмировался Володя Козлов, нападающий. По той же причине не играл Кожемякин, но оставался третий центрфорвард — Гершкович. Надо было просто выпустить Мишу и ничего не менять. Вместо этого центральным нападающим Константин Иванович поставил левого полузащитника Маховикова. Сабо с позиции последнего защитника выдвинулся в среднюю линию и стал играть персонально с Крэйгом, капитаном шотландцев. Тому 34 года, этому – 32. Связи нарушились. Эти перестановки – сужу с высоты своего тренерского опыта – сломали нам игру. После проведённых замен вернулись в более привычную стихию. Два гола отыграли. Могли сравнять. Раз защитник выбил мяч с линии пустых ворот…


— Советские болельщики присутствовали на трибунах?


— Были. Четыре или восемь человек из советского торгового пароходства. Спрашивали потом: «Мы вам «Шайбу! Шайбу!» кричали – слышали?» Ага, слышали, в рёве 30 тысяч шотландцев. Нет, конечно. Тогда наших людей не пускали за границу – в этом отношении мы всегда находились в неравных условиях с соперниками. В том же 1972 году играли финал чемпионата Европы в Брюгге. На трибунах 68 тысяч болельщиков, 67 тысяч из них – немцы.


— Если не ошибаюсь, шотландцы ещё при счёте 1:0 впервые вторглись на поле.


— Да они раз пять выбегали! Не то обкуренные, не то обпитые – глаза безумные. Жуткое зрелище! Стадион потом подожгли – клуб на два года дисквалифицировали. И с полицией столкновения были, и жертвы. Слышал, один в аэропорту даже погиб: полез устанавливать флаг «Глазго Рейнджерс» — и сорвался…


— Когда весь стадион в конце ринулся на поле, испугались?


— Когда последний раз выбежали, было реально страшно. Толпа неслась, на ходу срывая футболки. Помню, прыгнул в какую-то яму – как только не разбился? – и… оказался в раздевалке.


— Оставшиеся минуты решили не доигрывать?


— Куда там! Хотели сделать переигровку – в Риме 3 октября. И шотландцы были не против: отлучение от еврокубков грозило клубу финансовыми издержками. Но, видимо, политика, как всегда, возобладала: не дай бог русские ещё выиграют…


— Реально чувствовали предвзятое отношение?


— Постоянно. В судейских решениях оно ярко проявлялось. Достаточно вспомнить гол уругвайцев на чемпионате мира 1970 года – как потом шутили, из песочной ямы. Мяч метра на полтора вышел за линию, все остановились, а арбитр на центр показывает. В Барселоне Маховикова нагло сбивают на фланге – свисток молчит. Тут же шотландцы выходят из обороны и открывают счёт.


— Правда, что Бесков после игры бросил в раздевалке три слова: «Много не пейте»?


— Мне другие слова запомнились, в перерыве: «Это я проиграл игру». Такое было состояние у человека, стрессовое. После матча дал нам Константин Иванович два выходных, но уже через день собрал на тренировку на стадионе «Эспаньола» и говорит: «Я всё проанализировал и пришёл к выводу: это вы не выполнили установку и поэтому проиграли». (Смеётся.)


— Как ночь после финала и единственный выходной провели?


— Побродили по Барселоне, выпили по фужеру шампанского. Команде чуть не миллион за участие в финале дали. Из них игравшим перепало по 300 долларов, оставшимся в запасе – вдвое меньше. Не разгуляешься.


— На что потратили?


— На подарки домашним. Магнитофон купил, «Грюндиг» маленький. Одежду какую-то.


— Звания заслуженных мастеров спорта вам так и не присвоили?


— Нет.


— Родина сдержанно встретила финалистов?


— Никто не встречал. Загрузились в автобус и поехали на базу – готовиться к следующей игре. В Советском Союзе как было: проиграли – почти враги народа. Время такое.


— У вас 1972 год вообще особенным получился – два европейских финала с интервалом в месяц, с клубом и сборной.


— И оба, блин, проиграли! Осадок неприятный остался. Тогда думалось, что ещё будут финалы, но увы. Это была молодость, радость, масса интересных людей вокруг, новые города, стадионы. Страна закрыта – а ты видишь мир, можешь сопоставлять и делать выводы. А всё равно любовь к родине была беспредельной. Когда гимн Советского Союза звучал – слёзы на глаза наворачивались…


Текст : Олег Лысенко

 

Турнирная таблица

КОМАНДА И О
1. Локомотив 2 6
2. ЦСКА 2 3
3. Зенит 13
4. Краснодар1 3
5. Ахмат13
6. Уфа 1 3
7. Анжи 2 3
8.Спартак 1 1
9. ДИНАМО 1 1
10. Ростов 11
11. Урал 1 1
12. Рубин 10
13. Амкар 2 0
14. Арсенал 1 0
15. Тосно 1 0
16. СКА-Хабаровск 10

 Развернуть
  • Show list

Архив

БОМБАРДИРЫ ДИНАМО

ИгрокЧК
    К. Панченко 1
    А. Ташаев 1











Дисквалификация

ИгрокМатчиТурнир







Угроза пропуска

ИгрокТур.карт.