ГОЛОСОВАНИЕ

Лучший игрок московского "Динамо" в матче "Динамо" - "Анжи"
 

Динамо Москва футбольный клуб последние новости

ДИНАМОВЦЫ НА РОДИНЕ ФУТБОЛА

Зима в 1945 году выдалась суровая и ранняя. В конце октября высокие сугробы оградили дороги на улицах. А ведь вроде недавно отошла пора футбольных схваток. Московские динамовцы с ещё большей энергией продолжали ежедневные тренировки. Ещё бы! Впереди предстояла поездка в Англию!
Англия! Родина футбола! Сколько разных легенд и сказок создано об английских профессионалов футбола. Не в шутку говорили, что один из нападающих сборной Англии – Рук настолько ловок, что бьёт по воротам с завязанными глазами. Разбежится – и бьёт будто бы наугад, а мяч всегда в «девятке»! Рассказывали также, что с нападающим Метьюзом борьба бесполезна! Любая защита для него – не заслон. Всегда он у ворот в самую неожиданную минуту. На победу динамовцам рассчитывать было трудно. Лучшие европейские команды неизменно проигрывали английским «львам». Но ведь встреча с такими футболистами – большая школа. А если уж учиться, так играя с сильнейшими.
Об игре англичан наши спортсмены имели слабое представление. Правда, в 1944 году в Тегеране команда советского гарнизона, за которую кстати, выступали динамовцы А. Хомич и А. Петров, играла с англичанами на Кубок Шаха. Тогда наши выиграли. Но ведь все знали, что это не профессиональный английский футбол. Играли-то футболисты английской воинской части.
И вот 4 ноября 1945 года. Самолёт взял курс на Лондон. Настроение команды как будто бы бодрое. Но видно, что ребята просто-напросто храбрятся друг перед другом. Капитан команды Семичастный пытливо посматривает на товарищей, особенно на молодых, а затем подсаживается к ним поближе.
- Что примолкли? Хотите я вам расскажу, как я с отцом на медведя охотился. Ранили мы его. Лёжка была у корневища гнилого дерева. На траве увидели много крови. Я, конечно, снова взвёл курки ружья и двинулся по кровавому следу. Прошёл немного и услышал тихий треск сухого дерева. Остановился и стал зорко смотреть. Ничего не видно. Повернулся, а он, родимый, сидит на пеньке и глазами на меня луп-луп. Я вскинул ружьё и в горячах дублетом бабахнул ему прямо в лоб. За пороховым дымом ничего не вижу. Что-то опять треснуло сбоку. Я отскочил. Мне в живот будто бревно заехало, еле устоял. Как махану прикладом… Слышу охнул да как заорёт: «Кормилица! О-ох!» Это у бати поговорка такая была. Когда дым рассеялся, взвалил я старика на себя и бегом домой. Так-то вот.
Ребята широко заулыбались.
- А медведь? – напомнил Трофимов, страстный до всяких происшествий.
- Убежал, - преспокойно ответил Семичастный. – Встретили мы этого медведя на другой год. Я вскинул двустволку, а батя – меня за руку и говорит: «Пошли, ну его к чёрту».
- А на львов не приходилось ходить? – насмешливо спросил не менее заядлый охотник и рыболов Леонид Соловьёв. – Ну живой Тартарен из Тараскона. Сухощав только.
Семичастный вроде не расслышал этого сравнения: он уже был занят своими мыслями.
Наконец аэродром в Лондоне. Встреча довольно скромная. Ни флагов, ни цветов, лишь сухие лица официальных представителей футбольной федерации. Правда, корреспонденты, как всегда, суетливые и назойливые. Сразу посыпались вопросы: «Как думаете сыграть?», «Какие новости в России?»
Особенно бесцеремонны с Хомичем. Осматривают, ощупывают его, хлопают по плечу, восклицают: «О! Томми! Томми! Он покажет класс!» Видимо намекают: слабоват, мол, Хомич – Томми Лаутон может быть спокоен.
О Томми Лаутоне в футбольных кругах Англии вообще было разговору много. Томми – ярко выраженная одарённость. С детства больше всего любил футбол. Играть начал рано, с девяти лет. А в семнадцать у него уже находился в кармане контракт с клубом «Эвертон». А этот клуб нерасчётливо денег на ветер не бросит. Лаутон заслужил его доверие. Не было матча, где бы он не забивал гола в ворота противника.
- О! Томми Лаутон – молодец! Томми – настоящая пушка, всё чаще раздавалось на стадионах.
Скоро слава Томми перекочевала и через Ла-Манш. И Европа щедро осыпала его лаврами. Перед встречей с «Динамо» английский клуб «Челси» ликовал. Хозяева клуба очень выгодно купили контракт Томми и стали обладателями не только гербовой бумажки, но и таланта Лаутона. Вот почему корреспонденты больше всего внимания обращали на Хомича: ведь ему Томми будет забивать голы.
Трудно понять обычаи англичан. Внешне они старались быть гостеприимными, говорили хорошие слова, которые, как многим казалось, должны означать радость. Но получалось не совсем гостеприимно. Достаточно сказать, что нашим футболистам пришлось в первый день поселиться в казармах солдат Королевской гвардии. А англичанам хоть бы что. Поселили – и баста. Правда, о случившимся узнали корреспонденты. И уже вечерний выпуск газет пестрил сенсационными заголовками: «Где переночевать русским сегодня?», «Русские в гостях у солдат», «Помогите нашим коллегам».
Так же беззаботно был предоставлен динамовцам и стадион для тренировок. Стадион «Шеффильд Буш» футболистам и многочисленным болельщикам мало известен. Здесь происходили не футбольные матчи и легкоатлетические соревнования, а собачьи бега. Динамовцы сами были их очевидцами. Однажды пытливый Николай Дементьев предложил футболистам посмотреть бега. Лондонские любители острых ощущений заполнили стадион до отказа. Перед началом этих необычных состязаний собак проводили по кругу. Каждая собака имела свой номер, и желающие ставили на ту, которая им больше всего пришлась по душе. Кругом беговой дорожки был проложен рельс, по которому из люка запускался искусственный заяц. Собаки с лаем бросались ему вдогонку. Выигрывал тот, чья собака первой пересекала финишную ленту.
«Может, поставим? – толкнул Бескова Василий Трофимов. – Была, не была! Может, повезёт!»
Бесков хитро улыбнулся и кивнул головой в сторону Валерия Бехтенева. Валерий глаз не спускал с собак: он твёрдо решил поставить на какой-нибудь номер. Наконец он показал пальцем на большую долговязую собаку. Видно, по интуиции он почувствовал, что она должна первой догнать механического зайца.
- Смотри, Валерий, не ошибись! Ведь тебе давно не везёт, - подсел к нему Трофимов. – Помнишь Сухуми?...
И он рассказал ребятам потешный случай. Шли они однажды из гостиницы на вокзал. Быстро опускалась кавказская ночь. Кругом темнота, ничего не видно. «Сюда иди, - настаивал Бехтенев, заворачивая штанины новеньких, с иголочки брюк. – У меня память хорошая. С завязанными глазами могу дойти». И в доказательство пошёл через линию напрямик. Не успели опомниться динамовцы, как раздался истошный крик: «Братцы, сюда!» Все бросились вперёд. Оказывается, Бехтенев попал в яму с мазутом. А тут как на грех идёт поезд. И он ещё истошнее закричал: «Да сюда же, я здесь, в яме!» Ему казалось, что поезд идёт на него. Наконец товарищи помогли Бехтеневу выбраться из ямы. Только что купленному костюму его позавидовать было нельзя…
Дружным хохотом встретили динамовцы рассказ Трофимова.
- Ой, Валерий, опять промахнёшься! – говорили Бехтеневу. – Видишь, какую здоровую собаку выбрал, настоящая лошадь.
Но Валерий отшучивался: «Ничего, мол, посмотрим, как эта собака сцапает зайца!»
Но долговязая подвела. Когда все собаки бросились за зайцем, выяснилось, что избранница Бехтенева захромала.
- Валерий, подсоби собаке! Что ты сидишь? Ну, дорогой, подтолкни её!
В ответ Валерий расхохотался:
- Надо же, опять не повезло.
Англичане с завистью посматривали на наших футболистов: «Что им так весело?»
И вот на этом стадионе динамовцам предстояло проводить тренировки. Поле стадиона было совершенно не подготовлено к тренировкам, на нём не имелось даже ворот. Наспех соорудили ворота, начали тренироваться. Посмотреть на москвичей валом валил народ.
- Ребята, умеренней, карты не раскрывать, - повторял Михаил Якушин. – Мы не знаем их тактики, пусть и они о нашей до поры до времени не ведают.
Расторопный хозяин стадиона смекнул, что пахнет бизнесом. На тренировки стали продаваться билеты. Стадион был полон. Вечерние газеты с издёвкой писали о предстоящей игре англичан с русскими: «Играют динамовцы хорошо, примерно двадцатое место могли бы занять в Англии». «Русские являются представителями отсталого футбола и играют так, как в Англии полвека назад».
Динамовцы к подобного рода «открытиям» относились равнодушно. Но журналисты всячески старались отыскать сенсационный материал, чтобы удивить своего читателя. Вечером наши футболисты пошли в театр на спектакль «Ночь в Венеции». В антракте к динамовцам подошёл высокий тощий джентльмен и передал приглашение видной актрисы пройти за кулисы.
- Что же, актриса, так актриса, тем более знаменитая. Почему не познакомиться.
Накрашенная дама с изрядным декольте была фамильярна. На ломанном русском языке она кое-как выговорила: «Как вы там пошиваете, «Динамо»?» - тут же потрепала Михаила Якушина по подбородку. Последовал щелчок фотоаппарата, и на следующий день на первой страницы «Дейли экспресс» была помещена фотография с подписью, намекавшей на сомнительные развлечения динамовцев.
Так в Англии готовилось общественное мнение перед выступлением советских футболистов.
Первую встречу динамовцам предстояло провести с «Челси», популярнейшим клубом Англии. Матч вызвал колоссальный интерес. Уже за два часа до его начала лондонский транспорт задыхался от пассажиров. Со всех концов потянулся к стадиону поток автомобилей, трамваев, троллейбусов. Люди спешили, они роняли шляпы, перчатки, трости, но никто не обращал внимания на такие пустяки. Транспорт на остановках не задерживался. Многие, потеряв надежду, устремлялись к стадиону пешком. За пять минут до начала матча тысячи людей опрокинули цепь контролёров и прорвались на территорию стадиона. Стадион был набит до отказа. Многие зрители разместились на крышах павильонов, повисли на рекламных щитах. В конце концов, болельщики прорвались на самое футбольное поле и улеглись на траве у ворот. В них бросали коробки, куски сэндвичей – всё, что попадает под руку, но они стоически выдерживали «нападение».
А как же наши футболисты? Они сидели в раздевалке, отсчитывая последние минуты. Принесли почту: телеграммы, телеграммы! Знакомые, а больше неизвестные друзья желали успеха, борьбы до победного конца. Якушин зачитывает телеграммы. Ясно, вся великая советская отчизна смотрит на них. Весь народ. Все уверены, что они не подведут.
Вышли на поле. Динамовцы, как всегда, любезны. Они преподносят хозяевам поля живые цветы: хризантемы, гладиолусы. У англичан – замешательство. Нехорошее поверье: цветы дарят на похоронах, подарить живому цветы – обречь его на гибель.
«Русские похоронили англичан ещё до начала матча! Русские – пророки!» - на разные лады расписывали корреспонденты на следующий день.
Свисток судьи. Игра началась. Обоюдные атаки, обоюдные прорывы. Динамовцы волнуются. Промахивается по мячу Сергей Соловьёв. Захлёбываются атаки Карцева, Бескова, Боброва (игравшего в Англии за «Динамо»). Даже Семичастный, единственный игрок в «Динамо», выступавший ранее за рубежом, взволнован.
- Вася, Миша, спокойнее, - шепчет Якушин.
Куда там спокойнее! Зрители окружили поле сплошным кольцом. Каждый прорыв англичан сопровождается шумом трещёток, страшным криком, гамом. На стадионе творится необычное, - попробуй, не отвлекись. Нужны железные нервы, чтобы не обращать внимания на всю эту какофонию. Ну, а Лаутон? Его внимательно сторожит Семичастный. Сторожит так, будто привязан к нему. Капитан динамовцев переигрывал Лаутона в борьбе за верховые мячи, хотя ростом был значительно ниже его. И всё-таки Лаутон – загадка. Его сухое лицо ничего не выражает. Вот он вырывается вперёд. Выходит один на один с вратарём. Хомич бросается ему в ноги, - кажется, мяч в руках. Но нет» Лаутон – стреляный воробей, его не проведёшь. Он тихо отыгрывает мяч подоспевшему Гульдену, а тот так же тихо вкатывает его в пустые ворота – 1:0. Ведут хозяева поля.
Через несколько минут счёт становится 2:0. Вадим Синявский, ведущий по радио репортаж о матче, старается реже повторять эту цифру. Он знает, сотни тысяч людей сидят у своих приёмников и с болью в душе переживают все перипетии борьбы.
У динамовцев одна мысль – проигрывать нельзя, никак нельзя. Надо спокойнее.
Константина Бескова грубо сбивают на штрафной площадке. Судья указывает на одиннадцатиметровую отметку. Пенальти! Кто будет бить? Конечно, Леонид Соловьёв. Это большой мастер по пробитию пенальти. На тренировках у него всегда выходило из десяти – десять. Тут можно быть спокойным – гол обеспечен. Но людское кольцо! Тысячи, десятки тысяч глаз!
- Леонид, успокойся. Мы не в Лондоне, мы на тренировке, - подбадривает товарища Семичастный.
Сильный удар Соловьёва, но мяч, стукнувшись о стоящего у ворот полицейского, уходит в поле. Упущена такая возможность!
«Нет, уж теперь русским не взять, - обмениваются мнениями болельщики. – Теперь всё – им конец!»
Но динамовцы молчат. Никто ни слова. Понимают – нервы…
В перерыве в раздевалку зашёл Синявский.
- Проигрываем, ребята? Ну, ничего, 2:0 – это ещё не счёт. Впереди 45 минут борьбы. Возьметесь – дело пойдёт. Передам: «Ребята спокойны». Так ведь?
- Верно, верно! – подхватили динамовцы. – Настроение хорошее, сил хватит – так и передайте.
Двадцатая минута второго тайма. Динамовцы нападают. Все понимают, что сейчас произойдёт разрядка. И вот Василий Карцев метров с восемнадцати бьёт по воротам. Вудли, вратарь «Челси», не ожидал удара. Он только и успел, что проводить глазами мяч в ворота.
«Карцев! Карцев! Карцев!» - понеслось по стадиону.
Из публики выбежал пожилой мужчина и, размахивая шляпой, побежал к Карцеву, обнял его и благодарно пожал ему руку. Когда англичанин возвращался на своё место, его не совсем дружелюбно встретили двое полисменов. Карцев очень переживал за неизвестного англичанина. Вася вообще был добродушным и застенчивым парнем. В команде он пользовался всеобщим уважением. Он обладал удивительной энергией, и каждый карцевский удар, меткий и точный, был опасен для вратарей. Карцева называли на футбольном поле главным штурмовиком «Динамо». На вид такой хрупкий, он не был похож на спортсмена. И вместе с тем, такая игра, такой молниеносный рывок, точный и резкий удар! Карцев внимательно следил за игроками противника. Больше всех ему нравилась игра мощного Лаутона. Кого же он ему напоминал? Этот вопрос не давал Карцеву покоя. Ну да, конечно он уже видел такую игру. И тут Карцев вспомнил басков. Когда-то на заре его юности их, футболистов Егорьевска, возили в Москву на матч «Спартак» - сборная Басконии. Все они с восторгом смотрели на центрального нападающего басков, фамилии его Вася так и не запомнил. Но как он тогда восхищался им. И вот Карцев снова видит такого игрока. Но в этот раз он спокоен, ибо Лаутона прочно опекает Михаил Семичастный.
Мысленно представился Васе весь пройденный путь в футболе. Началось всё с простого. Первый раз стал играть – ничего не получилось. Решил взять упорством. Около его дома в Егорьевске находился пустырь, огороженный большим забором. Вася ставил на заборе мелом отметки и часами без устали бил по ним мячом из разных положений. Так к этому привык, так приспособился, что не составляло ему большого труда послать мяч по заданному направлению. Затем серьёзно занялся бегом, прыжками в высоту и в длину, а зимой – хоккеем, лыжами. Бегал быстрее всех мальчишек. В футбольной игре на него стало завидно смотреть. Он изобрёл любопытный способ тренировки. Обычно брал к себе в команду двух мальчишек, одного ставил в ворота, другого – защитником, и начиналась игра с командой противника, в два-три раза большей по числу игроков. А ведь надо за всеми поспеть, вовремя оказаться у ворот, обвести защитника, быстро проскочить с мячом вперёд и забить гол. Вскоре Вася попал в сборную команду Егорьевска, сначала в юношескую, а затем и в команду взрослых.
В 1937 году команда Егорьевска принимала участие в играх на Кубок СССР в Москве. После одной из игр последовало приглашение в столичную команду «Локомотив».
- Приезжай к нам, в Москву, в команду.
- Не поеду, - ответил Вася.
- Это почему же? Команда не нравится, что ли?
- Нет, мне надо кончать десятый класс, а там видно будет.
Но через год после окончания средней школы он всё-таки оказался в «Локомотиве». После удачной игры за третью команду со «Спартаком», где Карцев забил три мяча, его перевели в первую команду, а ещё через некоторое время – в команду мастеров. Прошло два года. Василий Карцев – теперь уже курсант Военного училища связи имени Менжинского. А ещё через год он командир Красной Армии. Возобновил игру в футбол Василий Карцев только в 1942 году, на этот раз в московском «Динамо».
А по стадиону «Стамфорд-Бридж» всё ещё неслось «Карцев! Карцев!» Пожимают руки друзья. Ведь этот гол был так необходим команде!
«Значит и львам можно забивать голы», - сквозь тысячный гул болельщиков услышал Василий одобрительный крик капитана команды Семичастного.
Первая удача ободрила динамовцев. Нападение заработало энергичнее. На штрафной площадке англичан появляются то Сергей Соловьёв, то Бесков, то Карцев. Стадион гудит хозяева поля прижаты к своим воротам. Второй гол, забитый советскими футболистами, обеспокоил болельщиков «Челси». Зрители на трибунах встали и начали дружно скандировать:
«Томми, фортентаузенд! Томми, фортентаузенд!»
Оказывается, Лаутону напоминали о тех четырнадцати тысячах, за которые был куплен его контракт. И Лаутон превзошёл себя. Из трудного положения головой он забивает третий мяч. 3:2. Это уже почти победа. Разве можно за оставшиеся пять минут отыграться?!
Время неумолимо движется. Четыре… три… две минуты остаются до конца игры. Корреспонденты уже строчат победные строки в вечерний выпуск, болельщики теснятся ближе к выходу. Вот где сказались волевые качества динамовцев! Ведь их воспитывали Артемьев, Селин, Аркадьев, Якушин.
К воротам «Челси» движется динамовская лавина, и буквально под финальный свисток третий мяч влетает в сетку английской команды – 3:3. Боевая ничья. После матча один из болельщиков торжественно приподнёс Карцеву оригинальную эмблему – золотую цифру тринадцать (дата матча) и сказал при этом: «Говорят, что тринадцать – несчастливое число, но вы опровергли эту истину, популярную в Британии».
Итак, первая удача. Она ободрила динамовцев.
Через несколько часов после матча экстренные выпуски газет извещали:
«Русские могут играть в футбол! Динамовцы – игроки первого класса». Любопытны заявления игроков «Челси», сделанные корреспонденту «Дейли экспресс». «С ними справиться трудно. Они всё время в движении. Нужно к ним привыкнуть, чтобы приноровиться к их тактике» (Теннат). «Динамовцы – изумительные игроки. С ними могут играть только самые лучшие английские команды. Для остальных они слишком сильны» (Гульден).
После игры с «Челси» был устроен торжественный приём. Первый тост, как полагается, - за короля. Потом – за футбол. Поднимая, тост за футбол, лорд Адмиралтейства лорд Александер (шеф клуба «Челси») заявил, что у него две привязанности – футбол и флот. Причём первая в своё время доминировала над второй, ибо он пятнадцать лет играл в футбол. В конце приёма сэр Александер в шутливой форме заметил:
- На месте руководителей футбольной ассоциации я не выпустил бы Хомича из Англии. Он нам здесь очень нужен.
Алексей Хомич во время поездки «Динамо» в Англию был самым популярным игроком. Какими тольк эпитетами не наделяли англичане Хомича. «Лучший, первоклассный, с тигриной хваткой вратарь». «Хомич – бриллиант!»
А после матча в Кардиффе «Дейли экспресс» поместила фотографию Хомича, снятого в момент, когда он берёт очень трудный мяч. Снимок снабжён такой подписью: «Тигр, захвативший своей игрой всех зрителей. Вратарь, который непостижимо отбил одиннадцатиметровый штрафной удар. Прежде чем русские закончат своё турне, он будет признан лучшим вратарём в истории футбола».
Алексей Хомич был принят в коллектив мастеров московского «Динамо» в 1944 году. До этого он успешно выступал за команду московского мясокомбината и воинские части, совмещая игру в футбол со службой в армии. Алексей был очень способный вратарь, отличавшийся хорошей прыгучестью, ловкостью. Всего этого он достиг за счёт долгого и упорного труда. Алексей – разносторонний спортсмен: пловец, волейболист, лыжник, и всюду он показывал неплохие результаты. Даже сейчас, в 39-летнем возрасте, он выполняет нормативы второго спортивного разряда по лыжам и прыжкам в воду. В институте физкультуры его знали как одного из лучших студентов – заочников. А ведь в первый год учёбы в институте у него плохо получалось.
«Как отрегулировать время так, чтобы его хватало и на тренировки, и на учёбу? – думал он. – Выдержу ли?» Ведь частые поездки на футбольные встречи мешали поддерживать определённый режим.
Но настойчивость брала своё. И в поезде, и в гостинице его чаще всего можно было увидеть с учебником. Так выработалась привычка регулярных занятий в любых условиях. После окончания института коммунист Алексей Петрович Хомич стал работать преподавателем физического воспитания. Затем новая страсть захватила его – фотография. Хомич появлялся всюду с фотоаппаратом. Сначала получалось топорно, грубо.
- Не фото, а не поймёшь что, - возмущался он сам.
Но настойчивость опять взяла своё. Немного забегая вперёд, следует сказать, что поныне Алексей Хомич не пропускает ни одного футбольного матча. Огромные фотоальбомы являются отражением жарких футбольных состязаний. Теперь он профессиональный фотокорреспондент.
Таков наш Алексей Хомич. Не «лев», не «тигр», а самый обыкновенный советский человек.
День 17 ноября 1945 года надолго запомнился рабочим города Кардиффа. Подъезжая к стадиону, советские футболисты были растроганы необычным зрелищем. Перед входом на стадион оркестр исполнял знакомую и родную мелодию песни «Полюшко-поле». Тысячи голосов подхватили эту мелодию на английском языке. На стадион трудно было пройти даже нашим футболистам. Триста полисменов мужественно охраняли подступы к воротам стадиона. Особенно приветлива центральная трибуна. В центре её – портрет Иосифа Виссарионовича Сталина. Потом рассказывали, что его нарисовал какой-то молодой шахтёр, специально к приезду наших футболистов. Это была исключительно тёплая встреча. Кардиффцы в знак уважения к москвичам преподнесли им оригинальный подарок- миниатюрные никелированные шахтёрские лампочки. Динамовцы вручили англичанам памятный вымпел.
В начале игры англичане предложили бурный темп. На первых минутах отлично игравший Леонид Соловьёв дважды спасает ворота. Но потом доминируют советские футболисты. Превосходно играют Бесков, Карцев, Бобров. Слаженно, чётко. Прорыв – гол! Не прошло и сорока минут игры, а счёт уже 4:0 в пользу «Динамо».
Вторая половина для англичан началась ещё более катастрофически – 5:0, 6:0. Происходит забавный эпизод. Сергей Соловьёв проходит по левому краю и почти с лицевой линии поля даёт пас назад. Метров в четырёх от ворот мяч принимает Всеволод Бобров. Вратарь «Кардиффа» в замешательстве. Он падает на колени, порывается прыгнуть, откидывается назад и в течение нескольких мгновений делает какие-то странные движения, словно кланяясь Боброву. Громовой хохот стадиона. Затем вратарь, решившись, бросается Всеволоду в ноги, но советский форвард спокойно отдаёт мяч чуть вправо назад, откуда совершенно свободный Бесков забивает седьмой гол. Восьмой гол проводит Бобров. Делает он это по английским правилам. Вспомнив, как Лаутон рушился на Хомича, он повторил его приём и втолкнул вратаря «Кардиффа» вместе с мячом в сетку. Гол был засчитан. Натиск динамовцев всё возрастает и возрастает.
10:1 – таков был итог матча!
«Дейли мейл» писала: «Тот факт, что русские забили в ворота «Кардиффа» только десять мячей, является случайностью. Они вполне могли забить бы и сто голов. Казалось, что это для них такое же лёгкое дело, как бросить апельсин в корзину. Русские – великая команда. У них есть всё».
А все лондонские газеты поместили заявление тренера команды «Кардифф» Сириля Скуайерса.
«Русские, - сказал он, - являются самой лучшей командой, которую мне когда-либо приходилось видеть. Они достойные соперники любого коллектива в Англии. Команда «Динамо» - это единый механизм, а не обычная футбольная команда». Ещё более лестную оценку дал динамовцам директор кардиффского клуба Спирс: «Я думаю, что в Англии нет команды, которая могла бы победить московское «Динамо».
И снова Лондон. Теперь уже встреча с прославленной командой «Арсенал». Футбольный клуб «Арсенал» был основан ещё в 1886 году, когда в России и понятия о футболе не было. Правда, мировую славу «Арсенал» приобрёл только после 1925 года. Во главе клуба стоял тогда талантливый тренер Герберт Чемпен, которого считали основоположником системы «дубль-вэ». Герберта сменил Джордж Алисон, который сумел подобрать очень сильный состав команды. Неоднократные встречи «Арсенала» со сборными Будапешта, Вены, Парижа приносили команде неизменный успех. Теперь команде предстояло во встрече с динамовцами Москвы спасти спортивную честь своей страны.
Состав «Арсенала» перед встречей с динамовцами был изменён до неузнаваемости. Поэтому Михаил Семичастный как капитан команды подал в футбольную ассоциацию Англии заявление по поводу изменения состава.
«Считаем, что команда «Динамо» встречается завтра с одной из сборных английских команд», резюмировал он.
Но англичане и не подумали о внесении новых корректив в состав команды. Куда там! Ведь на карте национальная честь Англии!
А наши футболисты будто и не волновались перед важным матчем. Они читали, играли в биллиард, отдыхали. Группа футболистов только что вернулась из Музея восковых фигур и оживлённо обменивались мнениями. Этот необычный музей действительно представлял большой интерес. Организованный француженкой мадам Тюссо, он привлекал туристов многих стран. В музее были вылеплены из воска фигуры видных государственных деятелей, артистов, спортсменов и других знаменитостей. И сделано всё это было с большим мастерством.
У входа в музей стояли два швейцара. Николай Дементьев подошёл к одному из них и попросил его рассказать, как пройти на второй этаж. Однако швейцар молчал. Николай вторично переспросил. Швейцар опять молчит.
- Товарищ… - заикнулся было Николай, но, вспомнив, что он не на родине и тут принято обращаться иначе, изрёк: - Господин, - затем подумал, какой же швейцар господин, и запросто взял его под руку, говоря при этом: - Друже, как пройти… - рука Николая скользнула по руке швейцара, и Дементьев, поражённый, уставился на служителя музея: рука у него была … восковая. Дементьев только теперь разглядел восковое лицо швейцара и понял, что имел дело с таким же восковым слепком, какие видел в миниатюре под стеклом в одном из залов музея.
Николай сконфуженно отошёл от «швейцара» и насторожился: Василий Трофимов ухмылялся.
«Осмеёт ребятня», - мелькнуло у Дементьева, и он решил исправить свою оплошность. Непринуждённо подошёл ко второму швейцару с каменным лицом, взглянул на его вздёрнутый подбородок, на стройную солдатскую фигуру и рывком подтянул ему галстук.
Швейцар… оттолкнул его руку и снова застыл…
Дементьев вытаращил глаза и бочком отошёл от швейцара. А увидя друзей, невозмутимо сказал: «Чудеса!»
Накануне игры с «Арсеналом» - звонок из Москвы. К телефону подошёл Семичастный.
- Интересуются нашим настроением, - говорит динамовцам их капитан и спрашивает: Что передать в Москву?
Передайте – чувствуем себя отлично, настроение боевое, суворовское.
Перед встречей опустился туман. Он, словно дым, стоял над переполненной чашей стадиона. Было свежо, даже холодно и, главное, непривычно. Автобусы и машины шли с зажжёнными фарами, в домах горел свет. С трибун не видно даже ворот. Хомич нервничал. Ещё бы! Попробуй разбери в таком тумане, где свой, где чужой, когда в двух шагах ничего не видно.
Этот матч, даже англичане, привыкшие к капризам природы, считали фантастическим в истории футбола. Публика видела только ноги: туман плотно закрывал игроков. Судили о ходе игры по гетрам. Динамовцы не избалованы погодой. Им приходилось играть и в дождь, и в снег, и в град… Но в туман – нет. Как же играть? Ничего не видно!
Только началась игра – шум с противоположной трибуны. Что такое?
По цепочке передают: наши забили гол. Как? Ещё и минуты не прошло! И всё-таки динамовцы уже «обновили» ворота «Арсенала».
Узнать местоположения мяча трудно; где шум публики, там, видимо и мяч. Но так ли это? «У-у-у» - возмущение. «О-о-о» - удивление. «А-а-а-а» - восторг. Приходится приспосабливаться – ничего не поделаешь!
Атака следует за атакой! В тумане можно и грубить – судья всё равно не видит. Уносят с поля с тяжёлой травмой Леонида Соловьёва. Покинул поле, также получивший повреждение Василий Трофимов. Согнулся от боли Борис Орешкин. Через несколько минут – удар кулаком в лицо Семичастного. Михаил силён, ловок, но ответный удар – значит драка… Волевой капитан советской команды сдерживает себя.
Вмешался судья Латышев. Автора удара – Рука удаляет с поля. Он бледнее тумана. Что ждёт его за это? Большой штраф. Долой заработок. Дисквалификация. И главное – позор! Позор на всю Англию! Рук умоляет Семичастного, Латышева. К его просьбе присоединяется Семичастный: «Пусть играет, чёрт с ним». Рук долго, горячо благодарит: «Молядец! Молядец!»
Но вот один за другим следуют два неожиданных удара в ворота Хомича – и счёт уже 2:1 в пользу англичан. Они стремятся закрепить своё преимущество и переходят в новую атаку. Особенно активен английский футболист № 1 Стенли Метьюз. Он умело организует своих партнёров. Когда англичане забили третий гол, ликованию трибун не было конца. Ещё бы, 3:1 – это уже много. Незадолго до конца первой половины игры Бесков сквитывает один гол. На перерыв команды уходят при счёте 3:2 в пользу «Арсенала».
В перерыве Якушин подбадривал игроков.
- Не унывайте. Всё ещё впереди.
Неожиданно появляется тренер «Арсенала» - Алисон. Что ему нужно? Предлагает из-за погоды закончить игру. 3:2 их устраивает. Репутация клуба спесена.
При таком счёте закончить? Никогда!
Игра продолжается.
«У-у-у» - недовольно ревёт публика. В чём дело? Гол? Да! Счёт 3:3.
Через несколько минут по стадиону снова проносится рёв. Это Бобров забивает четвёртый гол – 4:3.
Финальный свисток Латышева извещает о том, что «Арсенал», а по сути дела одна из сборных Англии, терпит поражение.
Динамовцам предстояло провести ещё один матч – с прославленной шотландской командой «Глазго-Рейнджерс».
Клуб «Глазго – Рейнджерс» - один из старейших в мире. Перед приездом динамовцев он отпраздновал своё сорокалетие. Команда 29 раз выигрывала у сборной Англии и 30 раз завоёвывала первенство и кубок Шотландии. В 1945 году «Глазго – Рейнджерс» также шла первой в розыгрыше первенства.
Динамовцев шотландцы встретили очень гостеприимно. Многие преподносили им цветы, несмотря на то, что в это время года здесь, на севере Британии, достать их очень трудно.
Матч собрал 120 тысяч зрителей. Шотландцы прочили победу своей команде. В Глазго во многих местах, даже на борту кораблей, были сделаны надписи: «Рейнджерс» - «Динамо» - 10:0.
Началась игра. Но события развивались отнюдь не в пользу хозяев поля. Блестяще игравший Карцев забивает два мяча, а Хомич парирует одиннадцатиметровый штрафной удар. На лицах английских игроков тревога, у публики – тоже, даже судья Томпсон омрачён. Он не замечает грубости со стороны хозяев поля. Лишь перед перерывом «Рейнджерс» забивает гол.
Матч подходит к концу. И тут Томпсон идёт на помощь шотландцам и назначает в ворота динамовцев без серьёзных оснований второй одиннадцатиметровый штрафной удар. На этот раз Хомичу не удаётся перехватить мяч, и счёт становится 2:2.
Итог четырёх встреч динамовцев в Англии такой: две победы, две ничьи, соотношение мячей – 19:9. Убедительная победа не только футболистов «Динамо», но и всего советского спорта.
Динамовцы выступали в Англии в таком составе: А. Хомич, В. Радикорский, М. Семичастный, И. Станкевич, В. Блинков, Л. Соловьёв, Б. Орешкин, Е. Архангельский, В. Трофимов, В. Карцев, К. Бесков, В. Бобров, Н. Дементьев, С. Соловьёв.

 

Турнирная таблица

КОМАНДА И О
 1. Локомотив2045
2. Зенит20 37
3. Спартак 2037
4. Краснодар20 36
5. ЦСКА2035
6. Уфа 20 27
7. Ахмат 20 26
8.Арсенал 20 25
9. Урал 20 25
10. Ростов 2025
11. Рубин 20 23
12. ДИНАМО 2022
13.Амкар 20 21
14. Тосно 20 20
15. Анжи 20 19
16. СКА-Хабаровск 20 12

 Развернуть
  • Show list

Архив

БОМБАРДИРЫ ДИНАМО

ИгрокЧК
    К. Панченко 4
    А. Ташаев 4
    Е. Луценко 3
    А. Зотов 2
    Ф. Бечирай 2


Дисквалификация

ИгрокМатчиТурнир







Угроза пропуска

ИгрокТур.карт.