ГОЛОСОВАНИЕ

Лучший игрок московского "Динамо" в матче "Динамо" - "СКА-Хабаровск"
 

Динамо Москва футбольный клуб последние новости

ПОСЛЕВОЕННЫЙ ФУТБОЛ

Окончилась Великая Отечественная война. Многие не вернулись с войны в родной дом. Смертью храбрых погибли динамовцы: мировой рекордсмен по стрельбе, заслуженный мастер спорта Харлампий Шешуков, семикратный чемпион страны по классической борьбе, заслуженный мастер спорта Григорий Пыльнов, футболисты Андрей Николаенко, Владимир Калошин, Николай Кантемиров.
Многим война причинила горе. Известный центрфорвард «Динамо» Дмитрий Маслов лишился двух сыновей, замечательных спортсменов, которых динамовец воспитал патриотами своей Родины. Потерял своего сына и Иван Тимофеевич Артемьев. С тяжёлым ранением вернулись ветераны динамовского футбола заслуженные мастера спорта Василий Сергеевич Павлов и Иван Иванович Хайдин. Серьёзно был ранен в руку совсем ещё юный Владимир Савдунин. И там, на фронте, динамовцы высоко держали знамя своего прославленного спортивного общества.
Расскажем об одном из них.
Двадцатилетний футболист Владимир Савдунин в 1944 году находился на излечении в московском госпитале. Едва зажила у него рана и ему разрешили выйти в город, он пришёл на стадион «Динамо». Ведь стадион был его вторым родным домом. Там старший сержант Савдунин встретил известного футболиста солдата Бескова. Раньше друзьями не были, а теперь обнялись, засыпали друг друга вопросами.
- Футбола-то не забыл? – поинтересовался Бесков.
- Футбол? Как же можно забыть футбол, когда это страсть моя, самая сильная, самая давнишняя.
- Знаешь, Володя, а ты попробуй, сыграй за команду нашей воинской части.
- А не попорчу дело? Ведь два года в армии, да в таких условиях, - не шутка.
- Да ничего. Значит, сыграешь? По рукам?
- По рукам.
У Владимира действительно на первых минутах игра не получалась. Потом «разошёлся». Противником была  заводская команда «Фрезер». Нельзя сказать, чтобы очень сильная, но цепкая, задиристая. Савдунин за девяносто минут игры забил в ворота противника семь мячей.
- Ну вот, а говорил попортишь дело, - пожимал ему руку Бесков.
- Знаешь, приходи к нам играть за «Динамо», - предложил тренер динамовцев Корчебоков, когда расставались.
Так Савдунин оказался в команде мастеров «Динамо». И конечно же динамовцы обратили внимание на три боевых ордена Савдунина, расспросили его о былом.
Владимир Савдунин ушёл в армию добровольцем в 1942 году. Воевал на Втором Украинском фронте. Армейская газета как-то скупо писала: отважная четвёрка, вышедшая из хаты, где она только что уничтожила пять немцев, в том числе одного офицера, пошла в глубь деревни. Вдруг появилось пятнадцать немецких солдат. Старший сержант Савдунин, сильный и быстрый, метко бросил гранату, и четыре фашиста словно подкошенные повалились на землю. Остальные в панике бросились бежать. Савдунин первым прорвался на вражескую батарею…»
А сколько было таких боёв, сколько напряжённых, всегда грозящих смертью боевых схваток. Не каждая из них нашла своё отражение в скупых строчках фронтовой газеты. Но один день остался в памяти Савдунина на всю жизнь. В тот день его принимали в партию. Он волновался, торопливо ходил возле землянки политотдела. Достал папиросу, но закурить не успел. Его окликнули: «Старший сержант Савдунин, заходите». Владимир сел за стол и, едва скрыв волнение, смотрел на членов парткомиссии.
- Комсомольский билет с вами? – спросил секретарь парткомиссии, читая заявление.
- А как же? Он всегда со мной.
Секретарь парткомиссии взял комсомольский билет и, ещё не раскрыв его, спросил Савдунина:
- Сколько вам лет?
- Двадцатый идёт.
- Значит, девятнадцать?
- Нет, двадцатый. Так вроде больше…
- Я, признаться, думал, вам и того меньше. Девятнадцать – это уже много. Я в ваши годы тоже отделением командовал, в гражданскую. А постареть успеете, ещё убавлять будете возраст, - секретарь парткомиссии улыбнулся. – Все мы на войне возмужали. А вы, молодёжь, не по годам повзрослели, - секретарь парткомиссии снова оглядел рослого, сильного разведчика и спросил: - Вы, говорят, спортсмен?
- Футболист, - ответил Савдунин.
- Вот как. Значит, в последнем бою фрицы испытали спортивную хватку.
- Постарались вроде, товарищ секретарь.
- Слышали, - одобрительно отозвался один из членов парткомиссии. – А вы особенно молодцом действовали.
Бой действительно был памятный.
… В роте разведки 50-й бригады 2-й танковой армии генерала Богданова шли последние приготовления перед боем. Савдунин вернулся в своё отделение с совещания у командира роты.
- Все готовы?
- Мы всегда готовы, - ответил за всех давний друг Савдунина – Сокуренко.
Савдунина обступили бойцы. Разложив на столе карту с нанесённой на ней обстановкой, Владимир посмотрел на солдат и начал:
- Товарищи! Сегодня в 23:00 мы выступаем. Нам приказано захватить переправу на Буге возле деревни Джулинки. Наша группа – головная. Ответственность – особая. Линию фронта пересекаем на танках. Ясно?
- Ясно.
Ночью пересекли линию фронта. Позади вспыхнула ракета. Донеслись одиночные выстрелы и очереди пулемётов. Потом всё замолкло. Задолго до рассвета разведчики подошли к деревне Джулинка. Перед деревней рассредоточились. Двум группам, поддерживаемым танками, необходимо было ворваться в деревню, а одной захватить переправу. Бой должен быть начаться по сигналу с переправы. Тихо, бесшумно снять охрану – дело нелёгкое. Группа Савдунина незамеченной подошла почти к самому мосту. Кругом мёртвая тишина. Бледным отблеском светила луна, освещая широкий бревенчатый мост.
Разведчики пересекли дорогу. Слева, в кювете, вверх колёсами валялась разбитая машина, за ней шёл крутой обрывистый берег к Бугу. На нём Савдунин разглядел покатые крыши землянок. Вдоль них ходил вражеский часовой. В руке Сокуренко блеснул самодельный клинок с цветной ручкой. Савдунин кивнул другу: «Давай!».
Сокуренко пополз к часовому, перерезал попавшийся на пути телефонный кабель. Ловко, бесшумно он двигался вперёд. Разведчики полукольцом охватили землянки.
- Хальт! – окликнул часовой и присел за землянкой, со страха дав короткую очередь в воздух.
Савдунин понимал: медлить больше нельзя. Он поднялся во весь рост, обогнал Сокуренко и, стреляя на ходу из автомата, кинулся к землянке. Немецкий часовой дёрнулся в сторону и распластался на снегу. В секунду ожил берег Буга. В трубы землянок полетели гранаты, звонко затараторили солдатские автоматы. Савдунин подбежал к одной из землянок, дал автоматную очередь по проходу с скрылся в ней. Внутри он обстрелял из автомата все углы, прислушался. Включил фонарик. У стены стояла неубранная кровать. По обставленной с некоторым комфортом землянке можно было догадаться: в ней жил офицер. Савдунин взял со стола объёмистый планшет и уже хотел выйти из землянки, как в этот момент скрипнула низкая деревянная кровать. Он посмотрел на свисавшее до пола одеяло, не раздумывая запустил под него руку.
- Ах ты, гад, кусаться! – Савдунин отскочил к двери и скомандовал: - Хенде хох!
Вытолкнув пленного из землянки и передав его бойцам, Савдунин повёл группу к мосту и занял возле него оборону. Завыли вражеские мины, разорвались на левом берегу Буга первые снаряды. Со стороны деревни Джулинки затараторил пулемёт. Разведчикам не давали поднять головы. Но в это время в Джулинку ворвались три советских танка и ещё две группы разведчиков. Они в упор расстреливали захваченных врасплох фашистов, руша огневые точки. Гитлеровцы метались по деревне, всюду встречая огонь и смерть. В разгар боя разведчики получили задание переправиться на другой берег. Головной танк бешено помчался по бревенчатому мосту. Но случилось непредвиденное. Мост оказался заминированным и рухнул. Танк пошёл ко дну.
Владимир Савдунин в образовавшейся полынье оказался первым. «Где же ребята?» - мелькнуло у него в голове. Ледяная вода жгла тело, мокрая одежда тянула ко дну. Вот где помогла спортивная закалка! Один за другим выбирались разведчики на лёд. Показался над водой и командир танка Николай Егоров. Но, взмахнув рукой, снова ушёл под лёд. Савдунин кинулся к полынье, на ходу сбросил телогрейку, шапку и нырнул в ледяную воду. Ему удалось спасти Егорова и башенного стрелка. Когда Владимир Савдунин выбрался на берег, уже не было в живых его друга Сокуренко и некоторых других бойцов, но солдаты крепко стояли на отвоёванной земле и не отступили.
- Товарищ старший сержант, вы ранены? – окликнул Савдунина один из разведчиков.
- Я? Нет! – и только тут Савдунин почувствовал, как тяжела у него рука. Ощупав её, почувствовал острую боль. – Значит, верно, ранен.
«Но переправа-то наша», - гордо думал он, отправляясь в медсамбат.
Советское правительство высоко оценило боевой подвиг советских патриотов. Танкисты были посмертно награждены правительственными наградами. Удостоились наград и оставшиеся в живых, пять разведчиков, в том числе и Владимир Савдунин. Честь носить высокое звание коммуниста он заслужил в боях. И секретарь парткомиссии, поздравляя Свдунина, крепко пожал его здоровую руку, напутствуя молодого воина в почётный и ответственный путь большевика. И это напутствие он оправдал.
Весёлый, добродушный, общительный, Савдунин являлся душой динамовского коллектива. Не раз коммунисты команды избирали его парторгом. В футбольной команде «Динамо» Савдунин выступал до 1957 года, и в 1954 году за высокие показатели ему присвоили звание заслуженного мастера спорта.
…Весна 1945 года. Никого уже не удивляло, что снова болельщики затолпились у таблиц чемпионата страны, страстно обсуждая шансы команд. Спорили, как водится, сердились. Что поделаешь – такова уж натура любителей футбола.
А спорить было о чём. В самом деле, кто же будет впереди? Какой из двенадцати команд отдать предпочтение? Сохранилось ли у них прежнее мастерство? Ведь многие из довоенных футболистов не вернулись в строй. Что представляют собой московские команды, ленинградские, тбилисские и киевские динамовцы?
«Нет уж, москвичей – динамовцев не обыграть ни армейцам, ни спартаковцам», - заверяли пристрастные почитатели «Динамо».
Многие резонно возражали, вспоминая розыгрыш Кубка страны в 1944 году (розыгрыш Кубка проводился однажды и в войну), спрашивали: «Где тогда были прежние знаменитости футбола – динамовцы?» Они остались в одной восьмой финала. В финал вышли ЦДКА и «Зенит». И впервые Кубок страны по футболу увезли в Ленинград.
В начале первого послевоенного сезона лидерство захватили динамовцы Тбилиси. Они удачно провели игры на старте и одержали подряд пять побед (над ленинградским «Динамо» - 2:0, «Зенитом» - 2:0, минским «Динамо» - 5:0, сталинградским «Трактором» - 4:0 и московским «Спартаком» -2:1). Отличное соотношение забитых и пропущенных мячей (15:1) говорило о том, что тбилисцы будут основными претендентами на первое место. Однако и московские динамовцы не утратили своего мастерства, и доказали они это в ответственейшем спортивном состязании с тбилисскими динамовцами. Тбилисцы не только ушли побеждёнными с поля во встрече с московскими одноклубниками, проиграв этот матч со счётом 0:3, но и потеряли в дальнейшем уверенность в своих силах и стали терпеть одну неудачу за другой.
С этого момента за лидерство боролись только московские команды «Динамо» и ЦДКА. Они уверенно выигрывали у своих противников и уже к концу первого круга значительно опередили другие коллективы.
В армейской команде подобрался исключительно сильный состав: В. Никаноров, Б. Афанасьев, И. Кочетков, А. Прохоров, А. Виноградов, Г. Тучков, А. Гринин, В. Николаев, В. Бобров, В. Дёмин, И. Щербаков. Душою команды был центр нападения Григорий Федотов.
В истории всесоюзных первенств ещё не было такого положения, которое создалось к последнему матчу первого круга чемпионата СССР 1945 года. Возглавлявшие турнирную таблицу столичные коллективы ЦДКА и «Динамо» имели по 18 очков. И динамовцы, и армейцы выиграли по восемь матчей и закончили вничью по два матча. О равенстве сил говорило также и соотношение забитых и пропущенных мячей у обоих коллективов: у ЦДКА – 38:8, у «Динамо» - 37:8. В последнем матче круга лидеры встречались между собой.
23 июля 1945 года состоялся матч претендентов, сыгравший большую роль в определении турнирного места команд. Чья же возьмёт? Болельщики знали, что армейская пятёрка нападения (Гринин, Николаев, Федотов, Бобров, Дёмин) – самая энергичная и продуктивная. Нужна большая сила и сплочённость, чтобы сдержать её натиск. Весь сезон армейцы демонстрировали настоящий, большой футбол.
Но динамовцы как никогда спокойны. Они предлагают быстрый темп игры. Активно действуют С. Соловьёв, В. Трофимов, К. Бесков, В. Карцев. Защита ЦДКА (Прохоров, Кочетков, Афанасьев) с трудом сдерживает натиск динамовских форвардов. Стало ясно, что Трофимов легко обходит Прохорова, а Афанасьев не выдерживает единоборства с С. Соловьёвым. То и дело происходят жаркие схватки на штрафной площадке ЦДКА. Наконец на 30-й минуте Сергей Соловьёв, использовав ошибку Кочеткова, забивает первый гол. Через несколько минут он же проводит второй мяч. А вскоре счёт становится уже 3:0 в пользу динамовцев, и опять гол забивает Сергей Соловьёв. Армейцы сумели ответить только одним мячом, забитым с одиннадцатиметрового удара. Но тут же следует ответная атака динамовцев, и Бесков доводит счёт до 4:1 в пользу «Динамо».
Достойная победа слаженного динамовского коллектива!
Больше всех голов в первом круге забил динамовец Василий Карцев – 13, за ним шли Григорий Федотов – 12 и Сергей Соловьёв – 10. Два футболиста «Динамо» были в числе лучших снайперов!
Второй круг также прошёл при полном преимуществе динамовцев и футболистов ЦДКА. Особенно успешно играли динамовцы. Ещё до матча с ЦДКА (которым заканчивалось первенство) они обеспечили себе первое место, опередив своего соперника на три очка. Однако, несмотря на то, что результат встречи ЦДКА – «Динамо» ни в какой степени уже не мог повлиять на положение обеих команд, игра между ними прошла остро и интересно. Сказался боевой, наступательный стиль обеих коллективов. Футболисты ЦДКА провели встречу превосходно. Им удалось нанести единственное поражение чемпиону (2:0).
В итоге первый послевоенный чемпионат окончился победой московского «Динамо». Команда набрала 40 очков (19 побед, 2 ничьи, 1 поражение) при рекордном соотношении забитых и пропущенных мячей (73:13). Второе место заняли футболисты ЦДКА. Третьими были московские торпедовцы.
Дружно выступали динамовцы и в розыгрыше Кубка СССР. Они успешно провели встречи против ленинградского «Спартака» - 6:1, московского «Торпедо» - 5:2, ленинградских одноклубников – 4:0, сталинградских тракторостроителей – 3:1 и вышли в финал. Противниками команды опять оказались армейские футболисты – её старые соперники.
14 октября 1945 года состоялся этот долгожданный матч. На решающую встречу оба коллектива вышли в своих боевых составах. Игра проходила темпераментно, с большим подъёмом. Счёт открыли динамовцы. Сделал это Сергей Соловьёв. Но к концу первой половине игры Николаеву удалось провести ответный матч. Динамовцы имели полную возможность увеличить счёт. Во второй половине они получили право на одиннадцатиметровый штрафной удар. Бил Леонид Соловьёв. Сильно посланный мяч попал в штангу. И этот обидный промах во многом решил судьбу поединка. Перед самым концом встречи армеец Виноградов вывел свою команду вперёд – 2:1. Так была решена судьба почётного приза – Кубка СССР 1945 года.
Цвета «Динамо» в 1945 году защищали: А. Хомич, Н. Медведев, В. Радикорский, М. Семичастный, И. Станкевич, А. Петров, С. Никульцев, В. Блинков, Л. Соловьёв, А. Назаров, В. Трофимов, В. Карцев, А. Малявкин, К. Бесков, С. Соловьёв, Н. Дементьев, В. Бехтенев, В. Савдунин, С. Ильин.
Тренировал команду её бывший ведущий игрок Михаил Якушин. С ним динамовцы столицы выработали свой почерк игры, отличавшийся от стиля игры московского «Спартака», ЦДКА и других команд. «Динамо» преимущественно играло длинными продольными и косыми пасами, стараясь вывести своих быстрых нападающих по центру на ворота противника или неожиданным пасом с одного фланга на другой передать мяч свободному от опеки партнёру у ворот противника. Игра проходила в стремительных перемещениях футболистов. Атакуя таким образом, динамовцы вели наступление широким фронтом, растягивая защиту противника. При подобном стиле игры требовались исключительно точные передачи мяча на длинные расстояния. Динамовцы владели ими в совершенстве. В 1945 году команда внесла значительные изменения в функции полузащитников. Полузащитники перестали быть только связующим звеном между защитой и нападением и «сторожами» полусредних нападающих противника, а приобрели, в зависимости от ситуации на поле, дополнительные функции либо четвёртого защитника, либо шестого нападающего.
Этим новшеством динамовцы во время атаки создавали численный перевес в нападении и подавляли защиту противника, а в моменты опасности организовывали непреодолимый барьер при защите своих ворот.
Капитаном команды «Динамо» в 1945 году стал ветеран футбола Михаил Семичастный. Ему было тогда 35 лет. Но вряд ли он уступал кому-нибудь из юношей, находившихся в самом расцвете своих спортивных дарований. И опять, так же как в примере с Сергеем Ильиным, ответ на причины спортивного долголетия спортсмена даёт его жизненный путь.
Михаил Семичастный в семье был восьмым ребёнком. Ясно, что его не баловали. Бывало дождь, грязь, слякоть, ботинки худые, а идти в школу надо. Жаловаться всё равно некому. Подхватится с мальчишками и бегом без остановки до самой школы. А после занятий вновь бегом до дома. А ведь расстояние-то в оба конца было изрядное, более двенадцати километров. Вот тебе и спорт.
В школе Михаил всюду успевал: и в баскетбольной, и в легкоатлетической секциях, неоднократно был чемпионом по лыжам. Его фотокарточка никогда не сходила с Доски почёта лучших спортсменов школы. И наверное, менее всего он в то время думал, что из него выйдет отличный футболист – игрок сборных команд Москвы и СССР. Всем казалось, что будущее Семичастного в баскетболе. У него были превосходная реакция, стремительные рывки, точные броски по корзине. Пятнадцатилетним мальчиком Миша входил в сборную школы по баскетболу, а через некоторое время стал ведущим игроком района, а затем и Москвы. И каждый день совершал он свои двенадцатикилометровые пробежки.
Вскоре увлёкся Семичастный ручным мячом и футболом. В серьёзной футбольной встрече ему впервые доверилось принять участие в 1926 году в команде станции Перловская. Противником перловцев были москвичи – футболисты ОППВ, успешно выступавшие на первенстве Москвы. В первом тайме перловцы проигрывали 0:2. В перерыве разгорелись страсти. Все сходились на том, что нападение играло очень робко и не использовало ряда выгодных моментов.
- Мишу поставить надо, - предложил кто-то. – Он бьёт здорово и рывок у него хороший.
Решили поставить Семичастного. Игра коренным образом изменилась. Преловцы почувствовали, что в команде есть настоящий центр нападения, организующий игроков. И им был Семичастный. Пять мячей забил он в том матче в ворота армейцев. С тех пор авторитет Михаила как футболиста стал непререкаем. Вскоре его выбрали капитаном команды. И несладко приходилось нарушителям дисциплины в это время. Однажды на улице Семичастный встретил двух подвыпивших товарищей по команде. Рассуждая о спорте, они несли всякую чепуху.
- А, Михаил, - обратились они к нему, - пошли выпмем. Не а=всё же время монахами держаться. – И один из них небрежно сплюнул окурок на чисто выметенный тротуар. Развязный тон товарищей возмутил Семичастного. В тот же день Семичастный на общем собрании всей команды потребовал сурового осуждения подвыпивших гуляк.
- Так уж и выпить нельзя и даже курить бросать – это уж, знаете, слишком, - пытался протестовать кто-то.
- Да, нельзя. Спорт укрепляет здоровье, а водка и табак разрушают его. Да разве это спортсмен, который в семнадцать лет напивается, дебоширит, а к двадцати восьми – тридцати годам бросает спорт и в своеобразного старика превращается, - говорил Семичастный.
И он настоял на своём. Собрание постановило: всей команде бросить курить, а за выпивку исключать из коллектива.
Через некоторое время Семичастный начал играть в команде Северной железной дороги, а с 1928 года – в ЦДКА.
Мастерство Семичастного как спортсмена росло не по дням, а по часам. Он был прекрасным примером для других. Семичастный одинаково легко проводил баскетбольные встречи в составе сборной Москвы, пробегал различные дистанции в легкоатлетических соревнованиях столицы, а в зимнее время ходил на лыжах. В 1928 году  он выиграл первенство Москвы по лыжам среди новичков на десятикилометровой дистанции. Летом этого же года легкоатлетическая команда ЦДКА, в составе которой он выступал, завоевала приз газеты «Вечерняя Москва». Не менее успешно Семичастный играл и в футбол. В 1936 году он начал выступать за московскую команду «Динамо». Один за одним «сходили» его партнёры – ветераны футбола, а мастерство Семичастного не меркло. Интересен такой эпизод.
1945 год. Очередная встреча московских команд «Динамо» и «Крылья Советов» на первенство СССР. На протяжении всей игры доминируют динамовцы – 10:0. Астрономический счёт для футбола. Весёлые, довольные, возвращаются футболисты «Динамо» в раздевалку. Впереди – капитан команды Михаил Семичастный.
- Семичастный, Семичастный, - услышал он приглушённый говор болельщиков. Взглянул – и… Надо же такому случиться! Трудно предположить, где один человек может встретить другого. Но это были как раз те самые два товарища Семичастного по юношеской команде из Перловской, которых Михаил встретил когда-то на улице подвыпившими.
- Ну как вы? – поинтересовался Семичастный. – Как играете? Каковы успехи в спорте?
- Мы давно уже не играем, - произнёс один из них.
- Как давно не играете? Ведь мы же одногодки.
- Да, одногодки, а всё-таки не играем.
- Это почему же?
- Пора и со сцены сходить. Мы же не юноши.
- Не юноши, - улыбнулся их бывший партнёр. – А я вот думаю ещё годков пяток в мастерах поиграть, а там видно будет.
Они смотрели на него с завистью. Вот он стоял перед ними, их одногодок, - бравый, подтянутый, загорелый.
- Наверное не послушались. И пили, и курили. Так, что ли?
- Так-то оно так… Да не в этом причина.
- Не в этом? А вы поговорите с Сергеем Сергеевичем Ильиным. Он вам расскажет о том, что значит настоящий правильный режим спортсмена. Вот так-то, друзья.
Михаил распрощался с товарищами и пошёл в раздевалку.
Да, Семичастный был настоящий мастер. Восемнадцать лет он играл в линии нападения и являлся одним из грозных форвардов советского футбола. Редким был матч, в котором Михаил не забивал гола. Особенно сильно играл он головой. Как-то Михаил поспорил с защитником Иваном Станкевичем о том, кто сделает подряд ударов по мячу головой. Сто семьдесят три удара, не опуская мяча на землю, сделал Михаил Семичастный, обыграв товарища более чем на полсотню ударов.
В 1944 году Михаил Васильевич Семичастный из нападения перешёл в защиту и в этой роли выступал до 1950 года, демонстрируя высокотехничную и надёжную игру.

 

Турнирная таблица

КОМАНДА И О
 1. Зенит1328
2. Локомотив13 26
3. ЦСКА 1324
4. Краснодар13 21
5. Спартак1320
6. Урал 13 19
7. Уфа 13 17
8.Ахмат 13 17
9. Рубин 13 17
10. Арсенал 1317
11. Ростов 13 16
12. Амкар 1315
13.ДИНАМО 13 13
14. Тосно 13 13
15. СКА-Хабаровск 13 11
16. Анжи 13 9

 Развернуть
  • Show list

Архив

БОМБАРДИРЫ ДИНАМО

ИгрокЧК
    К. Панченко 4
    А. Зотов 2
    А. Ташаев 2
    Вандерсон 1
    Ф. Бечирай 1


Дисквалификация

ИгрокМатчиТурнир







Угроза пропуска

ИгрокТур.карт.