ГОЛОСОВАНИЕ

Лучший игрок московского "Динамо" в матче "Рубин" - "Динамо"
 

Динамо Москва футбольный клуб последние новости

Севидов Александр Александрович

1975 – 1979 (по март)

Александр Александрович Севидов пришёл в московское «Динамо» глубокой осенью 1974 года сложившимся и известным в нашей стране тренером. Журналист А. Р. Галинский, с давних пор хорошо знавший этого тренера, не скрывал, что считает А. А. Севидова одним из лучших советских тренеров. Все основания для такой оценки были налицо – Севидов из минского «Динамо», бывшего до него довольно посредственной командой, сформировал боеспособный, волевой футбольный ансамбль, поведший борьбу за призовые места в нашем чемпионате и претендовавший на второй трофей советского футбола – Кубок СССР. Во всяком случае, в 1963 году минчане стали бронзовыми призёрами чемпионата, а двумя годами позже вышли в финал Кубка страны, где в жёстком споре с московским «Спартаком» уступили. Затем он работал в киевском «Динамо», где под его началом команда выиграла чемпионское звание в 1971 году и дважды была второй, в 1973 году вышла в финал Кубка СССР, где в драматичной борьбе на последних минутах дополнительного времени проиграла ереванскому «Арарату». Так что вроде бы динамовским поклонникам только бы радоваться приходу такого маститого специалиста, тем более, что уже в первый год работы команда под руководством нового старшего тренера сумела завоевать бронзовые медали. И всё же поначалу отношение к Севидову было сдержанным и прохладным со стороны многих динамовских ветеранов и любителей команды.

В чём причина этого? Что касается своих профессиональных качеств, отношения к делу, новый старший тренер никаких нареканий не вызывал. Почти сразу же выяснилось, что учебно-тренировочный процесс он умеет ставить грамотно, серьёзно, обстоятельно, с глубоким знанием всех тактических новаций. Пришлось по душе и то, что свою работу он строил на доверии к игрокам, уважении их достоинств, принципиальной непримиримости к их недостаткам, мешающим общим интересам коллектива. Всё делал продуманно, взвешенно, свои поступки мотивировал перед всеми, был принципиален и в главном, умел уступить в несущественном. Недаром, наверное, в команде его многие любили, все поголовно уважали и между собой футболисты всегда называли его не иначе как Сан Саныч или «главный». Не вызывала претензии и его отношение к молодёжи. Почти всех мало-мальски одарённых воспитанников дублирующего состава он держал под контролем, следил за их ростом и, когда чувствовал, что молодой игрок готов к выступлениям за «основу», незамедлительно выпускал его на поле. Достаточно сказать, что при нём в команде заиграли такие воспитанники динамовской футбольной школы, как Александр Новиков, Анатолий Паров, Сергей Силкин, Владимир Демидов, Ренат Атаулин. Если к ним добавить молодых воспитанников других московских клубов, например Сергея Бабурина, Сергея Аргудяева, то станет совершенно очевидным, что Александр Александрович смело выдвигал одарённую молодёжь. Да и опытных игроков он приглашал всегда по делу, тогда, когда убеждался, что вновь приглашённый подойдёт коллективу, не испортит общего делового, творческого климата в команде. Поэтому-то им приглашённые новички как правило быстро воспринимали стиль и традиции команды, сразу же становились своими. Напомним, что при нём ведущими игроками команды стали приглашённые Александр Максименков, Александр Минаев, Анатолий Шепель, Валерий Газзаев.

Прекрасным качеством Севидова было его умение извлечь максимум возможного из достоинств своих подопечных. С кем бы из футболистов команды того времени ни поговорить, они в один голос уверяют, что именно при Сан Саныче они показывали свою лучшую игру. И здесь дело не только в том, что он умел доверять, а в том, что он как немногие умел вселять в ребят уверенность в их силах, внушать им веру в правоту их действий, зажигать их высокой целью, верой в реальность решения большой задачи. Поэтому он, как правило, своего не упускал и использовал малейшую возможность для достижения успеха. Добавим, при довольно ограниченных возможностях (по сравнению с другими клубами) своего коллектива. При А. А. Севидове московские динамовцы в одиннадцатый и, увы, пока последний раз стали чемпионами СССР (правда, болельщики-привереды не преминут ехидно заметить, что чемпионами динамовцы стали в усечённом чемпионате – в 1976 году, как и сорок лет тому назад, было проведено два чемпионата в один круг – весенний и осенний; динамовцы чемпионами стали в весеннем); дважды завоёвывали Кубок СССР, причём оба раза – в 1977 и 1984 годах выиграли блистательно, переиграв в обоих розыгрышах будущих чемпионов страны, дважды выходили в полуфинал Кубка обладателей кубков европейских стран, причём однажды (в розыгрыше 1978/1979 годов), можно сказать, одной ногой были уже в финале, уступив один мяч в драматичной серии послематчевых пенальти. так что в отношении достигнутых результатов у Севидова полный порядок.

Его завистники и недоброжелатели часто ставят ему в упрёк, что он, как никто другой до него в «Динамо», много внимания уделял вопросам материального стимулирования команды, «выбиванию» для игроков машин, дублёнок, норковых шапок и т.д. Да, это правда. До него старшие тренеры в «Динамо» этими вопросами почти никогда не занимались. Но сама жизнь поставила эти вопросы на повестку дня в тренерской работе. Не московское «Динамо» завело эту практику. Но отставать в этих вопросах, не заниматься ими значило в тех условиях заведомо отказаться от мысли о высоких целях, ставящихся по давней традиции перед командой. Во-вторых, старший тренер ведь заботился не о себе и о своём ближайшем окружении, а о команде и её игроках. И хотя в таких щепетильных делах всегда есть обиженные и обделённые, сами футболисты, насколько знаю, претензий тренеру не предъявляли.

Так почему же кое-кто, не скрою, в том числе и автор этих строк, осторожно, можно сказать настороженно, относились к различным достижениям нового старшего тренера? Ему, возвращаясь к первому году его пребывания в «Динамо», ставили в упрёк уход из команды двух одарённых молодых футболистов – Юрия Курненина и особенно Юрия Гаврилова. Не видеть творческих, комбинационных способностей Гаврилова – такого любой профессиональный тренер не имеет права. Тем более, что он с блеском их проявил в «Спартаке» - извечном сопернике «Динамо» и стал ведущим дирижёром не только в этой команде, но и в сборной СССР. В этой роли я, совсем не специалист в футболе и никогда, даже в самом страшном сне, и не помышлявший об этом, видел Гаврилова в «Динамо», сразу же как только узрел его в первой же игре дубля в динамовской футболке. Так что Гаврилова я долго не мог «простить» Севидову. До того самого дня, как месяца за три до его неожиданной смерти не встретился с ним по делам журнала «Динамовский футбол», кстати тоже почившего в бозе по традиционной для нынешних дней причине – отсутствию денег. Мне пришла в голову счастливая мысль попросить Александра Александровича написать аналитическую статью по итогам футбольного сезона 1991 года. Сан Саныч согласился, и я получил громадное удовольствие от его тонких, нестандартных мыслей, от его умения видеть футбольные проблемы масштабно, глубоко, не отвлекаться на мелкое и несущественное. С той поры у нас завязались контакты. Я временами звонил ему, советовался с ним по разным футбольным и не футбольным вопросам. Короче, между нами возникло взаимопонимание, и мне показалось, что Сан Саныч отвечает взаимной симпатией на мои попытки с ним советоваться, делиться впечатлениями. Находясь под неожиданно открывшимся для меня обаянием его личности, захотелось поговорить с ним обстоятельно, обо всём, о жизни вообще, его жизни в частности. Не скрою, мне хотелось всё-таки понять, как такой знающий специалист и опытный человек мог так скоропалительно решить вопрос с уходом Гаврилова. К тому же хотелось проверить и Аркадия Романовича Галинского, который настойчиво внушал мне мысль о том, что Севидов является одним из лучших и тонких тренеров отечественного футбола. И я робко попросил Александра Александровича позволить мне, когда представится такая возможность, поговорить с ним не спеша, не глядя на часы, торопясь куда-то и бормоча извинительные слова. Тот быстро согласился на разговор, и мы обстоятельно, часа так четыре (мне же показалось, что время пролетело мгновенно) поговорили в укромном уголке уютного фойе динамовского клуба. Сказать, что я был в восторге от того разговора, значит ничего не сказать. Я был просто очарован этим человеком. Прежде всего, благодаря откровенности, доверительности, масштабности личности собеседника. Это был тот разговор, когда, повторяя поэта Осипа Мандельштама, собеседник разговаривал со мной «с последней прямотой» (помните строчки «я скажу тебе с последней прямотой»). Здесь не время и не место приводить многое из того, что было сказано (многие детали разговора я и потом не записал, но помню всё почти дословно) в той беседе, но, поверьте мне, из рассказанного встала во весь рост фигура такого (словами М. Горького) «матёрого человечища», такого несгибаемого оптимиста, верящего в добро и человека, несмотря на козни злопыхателей, удары жизни, что хотелось поблагодарить судьбу за то, что есть в нашем футболе такие люди и мне довелось с ними встретиться.

Кстати, Александр Александрович мотивировал уход Юрия Курненина и Юрия Гаврилова по-разному. Что касается первого, то здесь всё просто – он принял решение уйти из команды ещё до прихода нового тренера, а не в правилах Севидова задерживать игрока, если он не поддаётся на уговоры. Уход же Юрия Гаврилова он объяснял двумя обстоятельствами: во-первых, очень сильным давлением руководства общества и партийных верхов, которые настойчиво советовали Александру Александровичу разобраться с этим футболистом и передать его в «Спартак», и во-вторых, тем, что в этом решении он излишне доверился М. В. Семичастному, который настойчиво советовал избавиться от этого парня, потому что у него проблемы со здоровьем. Михаил Васильевич не уставал повторять, что у Гаврилова плоскостопие и ряд других болезней, что неспроста он «белобилетник», освобождён от военной службы. Конечно, признавал Александр Александрович, может он в данном случае немного поспешил, но при этом всячески подчёркивал, что Юрию в «Спартаке» полностью раскрыться было легче, чем в «Динамо» - там Бесков на нём игру строил, под него подбирал других исполнителей в период коренной перестройки состава. В «Динамо» же он был не ведущим игроком, и под него подбирать партнёров было нереально. «Этого сделать мне никто бы не позволил».

В «Динамо» Севидова ждал новый удар судьбы. Причём в дни, когда он готовился в очередном чемпионате решительно вмешаться в борьбу за золотые медали. «Поверь мне, что мы могли на многое рассчитывать в том году. Пригласили в команду сильных игроков – Валерия Газзаева, Николая Латыша, Юрия Резника; основательно готовились на предсезонных сборах. Главное же, я видел, как ребята поверили в себя, как они жаждали побороться за медали, которых от них давно ждали. Короче, как говорят в подобных случаях, у них горели глаза…». Но тут последовало приглашение на товарищеские матчи в США и очередной скандал в этой стране. Сейчас всё это выглядит смешным и нелепым, но тогда всему этому партия и правительство уделяли самое серьёзное внимание. Дело в том, что в США в одном из городов с Севидовым встретился его давний приятель по Киеву, заядлый болельщик киевского «Динамо» и его личный обожатель, и пригласил к себе домой.

«Ему не мог отказать, так он меня приглашал, так обрадовался встрече со мной. Договорился с начальником команды, предупредил его, что могу задержаться до утра и с чистой совестью уехал. Проговорили мы с моим приятелем до утра, и я вернулся в отель, где остановилась команда. Ко мне сразу же кинулся руководитель нашей делегации, генерал из КГБ, с криками о том, куда я девался, что он поседел за ночь, ожидая меня, и что за ночь он столько всего пережил, думая о том, что известный советский тренер тайком убежал и попросил убежища в США. В свою очередь я стал горячо доказывать, что таких упрёков не заслужил, поскольку, во-первых, честно предупредил об отлучке, а во-вторых, не давал никаких поводов усомниться в моей лояльности, в моей верности стране, семье, жене (она тогда ещё была жива) и моим детям. Короче, выяснилось, что начальник команды мою просьбу о том, чтобы предупредить руководство о моём отсутствии до утра, по каким-то причинам не выполнил, и я был обвинён в грубом нарушении служебной дисциплины». По приезде в Москву генерал доложил об инциденте по инстанции, и «дело» Севидова завертелось. И хотя доброжелательные к нему динамовские руководители не раз разговаривали с тренером-нарушителем, уговаривали его отнестись к этому делу формально, без души, Александр Александрович, считая, что задеты его достоинство и честь, пошёл до конца, не пойдя ни на какие компромиссы и не слушая никого, сразу же подал заявление об уходе из команды, расстался со всеми своими честолюбивыми замыслами и надеждами. Его порой, и не без оснований, считали конформистом, но и его конформизм имел свои пределы.

Источник: книга «На бессрочной службе футболу»

Автор: И. С. Добронравов

 

 

Турнирная таблица

КОМАНДА И О
 1. Локомотив1429
2. Зенит14 29
3. ЦСКА 1425
4. Урал14 22
5. Спартак1421
6. Краснодар 14 21
7. Рубин 14 18
8.Уфа 14 18
9. Арсенал 14 17
10. Ахмат 1417
11. Ростов 14 17
12. Амкар 1416
13.ДИНАМО 14 14
14. Тосно 14 14
15. СКА-Хабаровск 14 12
16. Анжи 14 12

 Развернуть
  • Show list

Архив

БОМБАРДИРЫ ДИНАМО

ИгрокЧК
    К. Панченко 4
    А. Зотов 2
    А. Ташаев 2
    Вандерсон 1
    Ф. Бечирай 1


Дисквалификация

ИгрокМатчиТурнир







Угроза пропуска

ИгрокТур.карт.
    А. Соснин ЧР 3